Назрела реформа вэлфера

Простая истина не перестает быть истиной по причине своей простоты

05.07.2018 в 09:03, просмотров: 380

Почти три месяца назад президент Трамп, издав указ, поручил помощникам самым тщательным образом изучить действующую систему социального вспомоществования (welfare) и предложить пути ее реформирования. К середине июля рекомендации должны лечь на стол президента.

Назрела реформа вэлфера

Распоряжение главы государства было очень своевременным. Как отмечает известный аналитик, сотрудник прореспубликанского «Фонда наследия» Роберт Ректор, «лет 20 назад республиканцы клятвенно заверяли свой электорат, что с безобразиями вэлфера безвозвратно покончено. Что не соответствовало действительности тогда и уж тем более не соответствует ей сейчас».

Ректор — один из тех, кто участвовал в разработке исторической сделки 1996 г. по реформе вэлфера между Биллом Клинтоном и спикером Палаты представителей Нютом Гингричем. С тех пор на различные социальные пособия малоимущим было израсходовано $1,1 трлн, сумма, казалось бы, достаточная, чтобы покончить с бедностью. Но с ней совсем не покончено. Губительным изъяном той реформы, убежден Ректор, было отсутствие к получателям пособий требования трудиться. «Мы, республиканцы, и не думаем лишать помощи тех, кто реально в ней нуждается, но настаиваем, чтобы социальщики также помогали себе сами». То есть работали.

То, что Нют Гингрич был избран главой нижней палаты Конгресса, граничило с чудом — он для этого слишком интеллектуален. И заносчив, что нередко характеризует людей незаурядных. И то, и другое объясняет, почему он занимал должность спикера исключительно короткое время. Смотрите, говорит Гингрич: ничто так не свидетельствует о насущности реформы вэлфера, как быстрый экономический рост, который сегодня переживает Америка. Хитро закручено!

Ускорение темпов производства, запущенное трамповской налоговой реформой и облегчением бремени госрегулирования, увеличило трудовую занятость. И потребность в работниках продолжает расти. Так, по состоянию на апрель сего года, 6,7 млн рабочих мест оставались вакантными. При этом безработица составляла только 6,3 млн. Чем объясняется разрыв, ведь при таких цифрах все, кто способен трудиться, все безработные, могут теоретически трудоустроиться (мы абстрагируемся от нестыковки спроса на определенные профессии и их предложения)? Ответ прост: достаточно высокий уровень пособий отбивает у людей охоту работать, если их к этому особо не стимулируют. Несмотря на оживление хозяйственной деятельности в период после правления Обамы, доля работающих от общего числа трудоспособных остается на низком уровне, порядка 62,7%. На стыке 1990 — 2000-х годов этот показатель достигал 67,3%.

Как убрать указанный разрыв? Можно, конечно, замедлить создание новых рабочих мест, но это негуманно. Председатель Комитета государственных доходов нижней палаты республиканец Кевин Брейди предлагает более элегантное решение, близкое тому, которое приняли когда-то Гингрич и Клинтон, и отменяющее политику Обамы, приведшую к усугублению зависимости социальщиков от пособий, включая продуктовые талоны (food stamps). В отличие от Обамы, Гингрич и Клинтон своими нововведениями вырвали из лап бедности беспрецедентно большое количество детей.

Так за что же сейчас ратуют Кевин Брейди, Гингрич и их единомышленники, сумевшие на днях провести через Комитет государственных доходов Палаты представителей проект реформы вэлфера (билль получил название JOBS)? Вложения в профтехобучение и в пожизненное обучение, базирующееся на современных образовательных технологиях, инвестиции в инфраструктурные проекты. Это все вещи бесспорные, с ними согласны обе партии. Расхождения между партиями проходят по линии отсечения получателей вэлфера (республиканцы не будут платить пособия тем, чей доход более чем втрое превышает прожиточный минимум) и по линии требований, предъявляемых к получателям: демократы их затушевывают, республиканцы — акцентируют. Причем если Гингрич конца 90-х делал упор на стимулирование к трудоустройству бенефициаров-женщин, то Гингрич сегодняшний ориентирован больше на бенефициаров-мужчин. 7 млн лиц мужского пола ныне не работают и даже не числятся безработными, поскольку вообще не ищут работы. Бывший спикер хочет их вернуть к активной трудовой жизни. В своем стремлении он идет дальше многих однопартийцев: если те будут удовлетворены возвращением к общественно полезной деятельности половины получателей вэлфера, то Гингрич убедил Брейди обязать все 100% трудоспособных вэлферщиков работать, если они не хотят полностью лишиться пособий. Более того, для каждого выгодополучателя должен быть разработан индивидуальный план восстановления финансовой независимости с непременной проверкой его выполнения на поквартальной основе.

В то же время билль, принятый Комитетом государственных доходов, увеличивает финансирование пособий на детей, что должно примерно удвоить число несовершеннолетних, получающих помощь, с 1,4 млн до 2,4 млн.

Гингрич ссылается на данные опросов, которые показывают, что 90% американцев убеждены в благотворном воздействии требования трудиться на обретение вэлферщиками материальной самостоятельности и в том, что получение пособия должно быть увязано с работой, переобучением или волонтерской деятельностью бенефициара. Результаты реформы конца 90-х согласуются с этими настроениями: количество бенефициаров сократилось тогда на 60%, а доходы тех, кто вернулся к работе, выросли в среднем на 25%.

Все это замечательно, но законопроект нижней палаты, по-видимому, не проскочит через парламентские рогатки, которые расставят на его пути демократы в Сенате. У республиканцев, впрочем, своя драматургия: им надо выполнять обещания, данные избирателям, и реформа вэлфера была одним из них.

 ...А мясо расправляется в длину и — обнаженное — идет ко дну

Судьба реформы вэлфера решится в Согласительном комитете Конгресса. Туда же направляются две версии Фермерского билля, с помощью которого республиканцы в нижней палате хотели привязать к трудовой повинности и получение фудстемпов здоровыми людьми допенсионного возраста, не имеющими иждивенцев. А также постараться уменьшить махинации с продуктовыми талонами, потребовав от предъявителей приобщать к ним при отоваривании удостоверение личности с фотографией. В Палате представителей этот законопроект прошел, но в Сенате, несмотря на усилия трех республиканцев-южан  Кеннеди, Круза и Хайд-Смита, был забаллотирован.