Апрельские показатели рынка труда обманчиво хороши

Апрельские показатели рынка труда обманчиво хороши

10.05.2018 в 09:32, просмотров: 856

На днях была опубликована статистика рынка труда за апрель этого года. Если смотреть на цифры, не пытаясь анализировать, что за ними стоит, то может показаться, что дела обстоят просто блестяще. На самом деле это не так, и американские экономисты не спешат радоваться: за впечатляющим фасадом кроются довольно унылые процессы и перспективы.

Апрельские показатели рынка труда обманчиво хороши

Апрельский доклад Бюро трудовой статистики минтруда США в чем-то недотянул до ожиданий аналитиков, но в чем-то их превзошел. Эксперты ожидали, что будет создано 193 000 новых рабочих мест, а их прибавилось 164 000. Зато вместо ожидаемого падения уровня безработицы с 4,1% до 4% этот базовый показатель снизился аж до 3,9%, чего не наблюдалось с 2000 года. И это еще не предел: экономисты предсказывают, что в будущем году безработица сократится до 3,6%.

За последний год среднемесячный прирост рабочих мест в американской экономике составил 191 000, а это совсем близко к тому числу, которое в идеале хотели бы видеть эксперты: по 200 000 каждый месяц. Более того, за последние три месяца в среднем ежемесячно создавалось 208 000 рабочих мест – красота! В сочетании с рекордно низкой безработицей, о которой большинство других стран может только мечтать, это должно бы вызвать у экспертного сообщества крики «Ура!», но их не слышно. Вместо этого звучат тревожные предостережения.

Общий показатель безработицы снижается такими замечательными темпами благодаря весьма нежелательному явлению: сокращается участие трудоспособного населения в рабочей силе – люди, отчаявшись найти работу, уходят с рынка труда. Кто-то пытается начать собственный бизнес, кто-то идет переучиваться на новую специальность, кто-то садится на шею государства в качестве получателя пособий по бедности. Процент участия трудоспособного населения в рынке труда сократился в апреле по сравнению с мартом с 62,9% до 62,8%. Цифры этого порядка аналитики считают удручающими: хотя они чуть-чуть лучше послекризисных показателей 2010 года, оснований для оптимизма они абсолютно не дают.

В середине 2000-х годов участие в рынке труда составляло 67,3%. К началу 2007 года этот индикатор упал до 66,4%. В конце 2007-го разразился кризис на рынке недвижимости, который дальше потащил за собой всю экономику. Во второй половине 2009-го началось экономическое выздоровление, но даже сегодня, девять лет спустя, оно не привело к благополучию на рынке труда.

То, что происходит с занятостью американцев, – относительно новое явление, которое появилось в начале 1990-х и получило название «безработное выздоровление» (jobless recovery). До этого всегда бывало так, что экономический подъем требовал дополнительных рабочих рук, их не хватало, и работодатели шли на всяческие уступки, чтобы заполнить вакансии: предлагали более высокие зарплаты, бонусы и бенефиты, оплачивали переподготовку людей на нужные им специальности и т.д.

В XXI веке ничего подобного не происходит: масса вакансий остаются незаполненными, от соискателей работы требуют каких-то невероятных способностей и навыков – чтобы каждый мог работать за двух-трех разных специалистов, и зарплаты растут непозволительно скупо, никак не соответствуя росту экономики. О причинах этого экономисты спорят, но чаще всего речь идет о банальной жадности. Журнал Forbes констатирует, что ускоряется рост имущественного неравенства: богатые становятся богаче, бедные – беднее, а средний класс сокращается. Это не сулит стране ничего хорошего.

Апрельский доклад минтруда показывает, что по сравнению с мартом сего года зарплаты выросли на 0,1%, а по сравнению с апрелем 2017-го – на 2,6%. Эксперты ожидали чуть более высоких цифр – соответственно 0,2% и 2,7%. Но даже если бы их ожидания сбылись, это все равно крайне низкие показатели. Еще несколько лет назад, констатирует агентство Bloomberg, экономисты посчитали бы невозможным столь хилый рост оплаты труда при безработице ниже 4%. «Невозможное стало возможным», как пелось когда-то в бравурной советской песне. Но тут не видно повода для триумфальных маршей.

Американская экономика более чем на две трети держится на частном потреблении. Если население в своей массе из-за сокращения доходов уменьшит потребление, этого не компенсирует никакое суперпотребление горстки сверхбогатых людей: экономика покатится под откос. В таких ситуациях «богатые тоже плачут» – об этом им стоило бы помнить сегодня, когда они экономят на рабсиле...