Колесникова на сцене БАМа порадовала любителей классического балета

19.02.2020 в 20:26, просмотров: 200

Санкт-Петербургский театр балета – 25-летняя компания со сценой на Литейном проспекте - дает больше двух сотен спектаклей в год и успешно гастролирует по миру со сравнительно небольшим, сугубо классическим репертуром: «Жизель», «Баядерка», «Ромео и Джульетта», все три балета Чайковского и тому подобное.

Колесникова на сцене БАМа порадовала любителей классического балета

Без осовременивания, в хореографии, костюмах и декорациях, известных по старым постановкам Мариинского. Только что СПТБ дебютировал в Нью-Йорке и Вашингтоне с «Лебединым озером» - «визитной карточкой» своей прима-балерины Ирины Колесниковой.

Я видела первый из двух спектаклей, показанных на главной сцене Бруклинской академии музыки. Зал был полон, и не только «русскими»: публика скучает по классическому балету, а прописка в Санкт-Петербурге для балетной труппы – как печать аутентичности и высокого качества. Спектакль и впрямь воспроизводит постановку, десятилетиями идущую в Мариинском, хотя тему ее аутентичности трогать не будем. Мир танца (почитайте Павла Гершензона, сравните восстановления Вихарева и Ратманского) давно спорит о том, что вообще считать оригиналом и что именно сохранять. Меня, к примеру, удивила последняя картина, где Лебеди и Одетта долго и без особого волнения танцуют нечто милое, почти детское, а когда появляется Зигфрид, то непонятно, в чем же его задача: просить прощения, защищать Одетту от Ротбарта или, наоборот, прятаться за ее распростертыми руками. Так в оригинале? Не знаю, но в других редакциях этого не видела, о чем не жалею. Озадачили и костюмы: красочные, в духе рыцарского средневековья, как и полагалось в постановках «Лебединого» или, скажем, «Раймонды», они порой грешили лас-вегасской пестротой и неизменно включали головные уборы, как правило, не только неудобно-громоздкие, но и нелепые (как в Испанском танце или в костюме Королевы-матери). Впрочем, увидеть вновь характерные танцы «на каблуках», изгнанные, например, из редакции Григоровича, было приятно.

Между тем технический уровень и кордебалета, и солистов был, несмотря на сложности адаптации к новой временной зоне и небольшой сцене БАМа, более чем достойным. Легкий, «прыгучий» и обаятельный Сергей Федорков в роли Шута, отличный, собранный и экспрессивный   Дмитрий Акулинин в роли злодея Ротбарта, симпатичные корифейки Маргарита Авдеева и Елизавета Баркалова, стройный кордебалет – все мужественно «держали фронт»: пятерым танцовщикам не выдали виз, но на качестве это не сказалось.

Дополнительные сложности возникли из-за оркестра. Камерный оркестр Нью-Йорка был создан в 2007 г. из молодых музыкантов. Судя по всему, партитуру они никогда не слыхали, а ноты увидели за три минуты до спектакля. И перед этим приехавший с труппой дирижер Тимур Головатенко поделать ничего не мог. Киксы меди, не в меру «орущие» ударные, заплетающиеся пассажи арфы, пропущенные фразы и аккорды, а время от времени еще и громкие возгласы дирижера, пытавшегося подсказать растерявшемуся оркестру нужные ноты и такты, – все это, однако, танцовщиков с толку не сбило. И даже не смогло затмить красоту музыки Чайковского.  

Особые похвалы – Ирине Колесниковой, балерине не только высокопрофессиональной, с великолепной школой, красивыми формами, певучей пластикой и по-русски «живым», гибким, свободным торсом, но и необыкновенно выразительной и чуткой, с ценным умением несколькими штрихами придать известной роли нечто особое, индивидуальное. Заворожив в Белом адажио, она была неотразима и в Черном па-де-де, где из-за вышеупомянутых проблем с оркестром ей, вероятно, пришлось особенно трудно. Ее партнер – Денис Родькин, известный больше как один из премьеров Большого, регулярно танцует с ней во время ответственных гастролей, и это заметно в органичности их взаимодействия. И свои вариации он провел безупречно, хотя в целом выглядел каким-то отстраненным. Возможно, мешала теснота сцены.

В Вашингтоне (21, 22, 23 февраля) будет другой Принц Зигфрид - Денис Недак, солист Украинского национального театра оперы и балета, и сцена побольше. А музыка Чайковского зазвучит в записи, что в данном случае большой плюс.