Феликс Валлоттон в музее Метрополитен

06.11.2019 в 19:12, просмотров: 155

То, что Феликс Валлоттон (1865 - 1925) не входит в число самых значительных художников рубежа XIX и XX веков, всего лишь свидетельство поразительного богатства талантов, явившихся в Европе в это время. Новая выставка его работ в музее Метрополитен (крыло Лимана, первый этаж), прибывшая из Лондона и собранная с помощью швейцарского Фонда Валлоттона, должна восстановить справедливость.

Феликс Валлоттон в музее Метрополитен

Проницательность в сочетании с технической виртуозностью, плодовитость в сочетании с широтой интересов делают гравюры и картины Валлоттона (главные для него жанры) блистательными, остроумными, оригинальными свидетельствами эпохи, человеческого поведения, французского пейзажа, эволюции живописи.

Он родился в Швейцарии, в Лозанне, в семье фармацевта, и, обнаружив в школьные годы талант и тягу к рисованию, уговорил родителей отпустить его учиться в Париж. Ему было 16. Он поступил в знаменитую Академию Юлиана, ходил в Лувр (его любимцы – Да Винчи, Гольбейн, Дюрер, Мане и особенно Энгр, что заметно в «отглаженном» суперреализме его ранней живописи), обрел друзей в среде художников (среди них ему особенно близки были Боннар и Вийяр, которые, как и он, войдут вскоре в группу «Наби» - «Пророки»). Он выставлялся – сначала в «официальном» Салоне, но вскоре в более прогрессивном Салоне Независимых, принял участие во Всемирной парижской выставке-ярмарке 1889 года, где увидел японскую гравюру и был поражен ею (еще одно важное влияние).

В поисках дополнительного заработка он писал статьи для швейцарского журнала (позже его литературное творчество расширится до пьес и романов), занимался реставрацией и делал с растущим успехом иллюстрации для газет и журналов. Со швейцарской методичностью и настойчивостью он осваивал жанр гравюры на дереве и стал в ней признанным мастером. На выставке в Мет его гравюрам посвящен отдельный зал, где можно увидеть, с какой наблюдательностью и сатирической остротой он запечатлел повседневную парижскую жизнь: от уличных беспорядков, жандармов, казней – до рынков и буржуазных салонов. Здесь и отдельные работы, и серии: «Музыкальные инструменты», «Напряженный Париж», «Интимности». В витрине – его гравировальные инструменты.

Эстетика гравюры и тон журнальной карикатуры изменили его живопись. Она уходит от перегруженности деталями к схематизму цветовых пятен, но при этом сохраняет способность точно воплотить позу и характер и виртуозно передать динамику и интригу отношений мужчины и женщины. Это видно по картинам-сценам (некоторые выросли из одноименных гравюр) – лаконичным, как их названия: «Обман», «Поцелуй», «Визит», «Провинциал».

После десятилетней связи с Элен Шатне (она была из Швейцарии, где работала то ли на фабрике, то ли в магазине, и позировала для таких его картин, как «Кухарка» или «Пациентка») Валлоттон в 1899 г. женится. Но не на ней, а на богатой вдове, матери троих детей и дочери одного из самых влиятельных арт-дилеров Европы. Ее большой портрет 1905 г. – одно из украшений выставки, как и драматичный, полный скрытого конфликта семейный портрет «Обед под лампой», отразивший непростые отношения Валлоттона с детьми жены. На выставке - еще несколько превосходных портретов – в частности, Миси Натансон, пианистки, жены издателя, подруги и меценатки Дягилева, а также писательницы Гертруды Стайн. Последний написан в 1907 году, годом позже знаменитого портрета Стайн работы Пикассо из коллекции Мет. Сейчас они висят рядом – впервые в истории.      

Финансовая стабильность и успех персональной выставки 1907 г. (в галерее тестя) дали Валлоттону возможность сконцентрироваться на живописи, где он все чаще предпочитает «ню», пейзаж и натюрморт. Он умер в 1925 году, пережив немало исторических потрясений – от «дела Дрейфуса» (был дрейфусаром, из-за чего разошелся с некоторыми соратниками по «Наби») до Первой мировой войны. В атмосфере тревоги, артистического новаторства и потрясения основ он, «швейцарец в Париже», нашел свою нишу, свой особый голос и, как часто бывает с «чужаками», оказался особенно зорким наблюдателем.