Музей Метрополитен: Японская культура в зеркале Гэндзи

13.03.2019 в 21:53, просмотров: 169

«Повесть о Гэндзи» - самый старый роман в мире. В Японии им зачитывались начиная с XI века, когда он был создан придворной дамой Мурасаки Сикибу, и по сегодняшний день, когда на его основе выпускают фильмы и комиксы в стиле «манга». 

Музей Метрополитен: Японская культура в зеркале Гэндзи

Оригинал, записанный на свитках, где изысканная каллиграфия (искусство, которым должна была владеть каждая женщина благородного происхождения) сочеталась с изображением, а проза, написанная жеманным языком придворных, – с вошедшими в моду вака (стихи не на китайском, как раньше, а на японском языке), не сохранился. Но переписанных от руки и, конечно, снабженных новыми иллюстрациями копий всего романа или его частей на свитках, страницах альбомов и в книгах, дошло до нас множество, вместе с великим числом пьес, картин, предметов одежды и ритуала и многого другого, что было вдохновлено романом или использовало его мотивы.

Это богатство и отражает новая выставка в музее Метрополитен: «Повесть о Гэндзи. Иллюстрирование японской классики». Она собрала больше 120 произведений искусства из 32 музеев и частных коллекций Японии и США. Иные отнесены к категории «национальных сокровищ» и никогда раньше не покидали Японию. Все вместе - почти тысяча лет японского искусства в зеркале одного романа, в свою очередь формировавшего японский характер.

«Повесть о Гэндзи» состоит из 54 глав разной длины и стиля и даже хронологически не очень связанных. В повествовании три части: первая рассказывает о жизни Гэндзи с детства до зрелости, когда побочный сын императора, лишенный права на трон и прочих привилегий, преодолевает все преграды (как правило, с помощью женщин, которых соблазняет направо и налево, не особенно выбирая ни возраст, ни статус, ни даже степень родства) и достигает желанного могущества; вторая часть описывает старость и смерть Гэндзи; третья – истории наследников «сияющего принца», как его называет автор текста.

Обилие любовных приключений, череда интересных женских характеров, детальные, меткие, не без юмора, описания придворной жизни и ее правил плюс благородство героя, который, даже перейдя к новой любви, не забывал заботиться о прошлых пассиях (какая женщина в старой Японии не мечтала о такой защите?), – все это подогревало интерес читателей. Даже для последующих поколений «Повесть о Гэндзи» была  учебником жизни, буддистской мудрости и правильного поведения, в ней находили уроки морали и эстетики люди разных сословий. Немудрено, что имя автора оказалось окружено поистине мифическим ореолом. 

Буддистский храм в окрестностях Киото, в котором Мурасаки Сикибу, по преданию, придумала повесть о Гэндзи, любуясь отражением полной луны в озере и испытав магию бодисатвы Каннона, цел и сегодня, и к нему по-прежнему тянутся потоки паломников. Уже к XIV веку там была «комната Гэндзи», и сейчас церемониальные предметы и произведения искусства из этого храма прибыли на выставку, вместе с несколькими фантазиями на тему «Мурасаки за работой».

Художники начали рисовать сцены из повести почти сразу после ее создания. Как правило, в «сериалах», где глава получала изображение и текст. Сложились стандарты изображения тех или иных героев и ключевых сцен, благо текст давал много точных деталей. Так, в 21-й главе Гэндзи, достигший желанного благополучия, строит свой, детально описанный двор, помещая в каждую из его частей особенно важную для него женщину. Сохранились необыкновенной красоты ширмы с сюжетами из романа – особенно из эпохи Эдо (1615–1868). А вот – из той же эпохи – керамическая чаша со строчками вака и «вечерним цветком», рядом – роскошная роба для театра «но» с тем же мотивом, взятым из главы о встрече Гэндзи и «женщины с вечерним лицом».

Любовные истории о Гэндзи нашли место и в свадебных церемониях того времени: в одной из витрин – черный лаковый паланкин, покрытый золотым узором. В нем несли невесту, которая во время медленного пути к месту церемонии могла любоваться текстами и картинами, покрывающими внутренность паланкина и написанными тушью, красками и золотом на бумаге. Неподалеку – настольные игры, покрытые рисунками на те же темы – вроде игральных карт, проникших в Японию в XVIII веке.

Черно-белые, часто миниатюрные картины (поначалу популярные среди любителей), гравюры, печатные книги (они начали выходить в Японии в середине XVII века, сделав роман еще более известным), пародии, новые переводы на современный японский и другие языки, работы художников XX и даже XXI века – посмотрев все это (и - обязательно - прочтя комментарии), словно проходишь курс истории японской культуры. Всего за пару часов...