Новый фильм из Турции на экранах Америки

Долгая дорога домой

23.01.2019 в 10:25, просмотров: 191

Как бы ни был глобализирован сегодняшний мир, страны и нации все еще живут по-разному, в своих традициях, привычках, пейзажах, и одна из радостей кинематографа – возможность войти в эти незнакомые, часто далекие миры, увидеть их изнутри, глазами тех, кто в них вырос. Вот почему трехчасовой фильм турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана «Дикая груша» («The Wild Pear Tree»), который 30 января выходит на американский экран, не кажется таким уж длинным.

Новый фильм из Турции на экранах Америки

Международное признание пришло к Джейлану с его предыдущим фильмом – «Зимняя спячка» (Winter Sleep), получившим главный приз Каннского фестиваля. Новая работа, сценарий которой режиссер написал вместе со своей женой Эбру и исполнителем одной из ролей Акином Аксу, это такое же поэтичное, меланхолическое и еще более детализированное размышление о семье, традиции и поисках своего места в сегодняшней Турции.    

История начинается просто: Синан (его прекрасно играет Айдын Догу Демиркол) окончил колледж и возвращается домой, в город, из которого мечтает вырваться, ненавидя провинциализм, ограниченность, мелочность его обитателей и, как мы позже поймем, ситуацию в его собственной семье. Один из верных, как ему кажется, способов – опубликовать написанную им книгу. Но процесс долог, сложен и усеян не только драматическими, но и комическими ситуациями, вроде сцены с местным главой строительной фирмы, который славится помощью молодым писателям. 

Режиссер перемежает немногословные, почти молчаливые, созерцательные, но внутренне напряженные сцены с длинными, подробными, «в реальном времени» и важными для понимания героев и всего фильма разговорами. Синану нечего сказать ни матери, которая почти не отрывается от вечно включенного телевизора (голоса из сериалов – вечный аккомпанемент семейным сценам), ни отцу-учителю Идрису, излучающему неправдоподобно жизнерадостную энергию, но, по словам сына, находящемуся в «постоянном бунте против абсурдностей жизни», ни младшей сестре, ни даже девушке, которую он, кажется, любит (их встреча – визуально одна из самых красивых сцен, какие я видела в фильмах последних лет). 

Синан куда разговорчивей с чужими: с местным и уже достигшим успеха писателем, которого он, едва встретив в книжном магазине, начинает изводить – до раздражения - своими вопросами о природе писательства и успеха, или с двумя местными молодыми имамами, встреченными на дороге, с которыми он вступает в спор о понимании ислама. В нем есть писательское любопытство, настойчивость, вдумчивость, но пока мечта о публикации книги откладывается, надо жить, а значит – сдавать экзамен на право стать школьным учителем и, при условии, что экзамен пройдет успешно, ехать куда-то в отдаленные восточные области... А еще есть дед – старый имам, и колоритная бабка, и проблемы с отцом, настолько пристрастившимся к игре, что мать посылает сына забрать у того зарплату, пока тот ее не проиграл...

Мы узнаем детали турецкой жизни, чем-то нам близкие, чем-то далекие, иногда как будто принадлежащие далекому прошлому. Мы видим захватывающие дух пейзажи (действие перемежает картины деревенской жизни и портового Чанаккале, где, скорее всего, некогда была древняя Троя и где родился сам режиссер) и начинаем понимать Идриса, который хочет пасти овец. Мы вслушиваемся в длинные разговоры и погружаемся в мир философии, религии, этики, которые для Синана и его поколения отнюдь не пустые слова. Все это сплетено воедино с большой виртуозностью, но поскольку фильм на турецком языке с английскими субтитрами, то, увы, с первого раза многое в разговорах может и ускользнуть.  

Что, однако, не ускользает, так это духовная суть происходящего: реальную и метафорическую дорогу Синана часто сопровождает тема баховской Пассакальи до минор.

Иногда кажется, что режиссеру хотелось бы дольше побыть со своими героями, да и мы уже привыкли к неторопливому темпу повествования. Во всяком случае, переход к финальным сценам кажется неожиданным. Но если решите посмотреть «Дикую грушу», обязательно досмотрите до самого конца. Сначала у вас в ужасе екнет сердце. А потом – отпустит. Пусть и со слабой, но надеждой, что Синан все же станет известным писателем...