Праздник. Не без проблем

25-й фестиваль в Вербье

09.08.2018 в 10:33, просмотров: 185

Отмены начались за пару недель до начала фестиваля и продолжались чуть ли не до самого его конца.

Праздник. Не без проблем
. Валерий Гергиев и Даниэль Лозакович с Фестивальным оркестром

Список исполнителей, не явившихся, вопреки ожиданиям, на одно из самых популярных музыкальных событий лета (большинство – из-за травм и болезней), оказался едва ли не более длинным, чем список тех, кто все же приехал. Марта Аргерих, Юрий Башмет, Иван Фишер, Денис Мацуев, Джанин Дженсен, Раду Лупу, Памела Франк, Готье Капюссон, Павол Бреслик, Аманда Форсайт – и это, кажется, еще не все! Неудивительно, что директор фестиваля, всегда приветливый и улыбчивый Мартин Энгстрём, выглядел как никогда озабоченным.

Хорошо, что многие исполнители приезжают в Вербье с некоторым запасом времени, другие счастливы получить приглашение пусть и в качестве замены. Так что Андраш Шифф, например, заменил Раду Лупу, Даниил Трифонов и Жан-Эффлам Бевузе - Дениса Мацуева (тот должен был играть два фортепианных концерта Прокофьева), вместо Ивана Фишера, перенесшего несколько глазных операций в связи с отслоением сетчатки, за пульт фестивального оркестра в одной программе встали Саймон Раттл (как ни странно, это его первое появление в Вербье), Габор Такаш-Надь (бессменный и великолепный глава Камерного оркестра Вербье) и молодой  американец Франсуа Лопез-Ферре, возглавляющий ныне оркестр в Сантьяго, Чили. 

Ломать голову над заменами пришлось и руководству Академии: молодые музыканты мечтают позаниматься с известными музыкантами, готовы тратить немалые деньги (обучение бесплатное, если ты в Академию принят, но дорога и жизнь в Швейцарии дороги) – и на тебе, «твоего» педагога, чье имя ты надеялся поставить в свое резюме, нет.

Вопреки трудностям, ни концерты, ни классы отменены не были. И те четыре дня, что я провела в Вербье, прошли в той атмосфере молодой энергии, музыкальных откровений, интенсивного общения, за которую так любят Вербье музыканты и меломаны.

Открытие проходило под управлением Валерия Гергиева, нового главы Фестивального молодежного оркестра, и началось «Диптихом» Родиона Щедрина, созданным несколько лет назад и посвященным Гергиеву. Начавшись тихой красивой музыкой в стиле Канчели, «Диптих» завершается музыкой в стиле Стравинского времен «Весны священной». За этой недлинной пьесой (автор присутствовал и вышел на поклоны) последовал парад молодых солистов: Даниэль Лозакович с Интродукцией и Рондо-каприччиозо Сен-Санса (оркестр не помогал, но и не мешал), Джордж Ли в 1-м концерте Мендельсона (эта молодая по духу, то лирическая, то игривая музыка идеально совпала с индивидуальностью Ли, да и оркестр оживился) и сопрано Претти Йенде в арии из «Кандида» (надо же было отметить 100-летие Бернстайна!). Закончили снова русской музыкой: «Шехерезадой» Римского-Корсакова.

«Инаугурация» Гергиева привела на фестиваль новых покровителей: фонд «Нева» семейства Тимченко и Виктор Вексельберг значатся в этом году среди главных спонсоров. На площади перед «Комбином» (главным залом, в котором надстроили крышу, чтобы не мешал шум дождя) русская речь слышалась как-то особенно часто. Прибыла даже представитель правительства Ольга Голодец.

По-настоящему сильное впечатление ждало на следующий день – в утреннем концерте камерной музыки (зал Eglise), где первая часть была отдана Сергею Бабаяну. В отличие от Григория Соколова, который всегда восхищает, но далеко не всегда волнует, в игре Бабаяна – часто столь же совершенной - всегда есть тепло и человечность. Его Сюита Рамо – это не музей галантной эпохи, но живая, искренняя, нежная музыка, от которой тянется нить и к Мендельсону, и к Азнавуру. Тот же пульс реальной и близкой нам жизни бился и в его Бахе, и во Втором фортепианном трио Шостаковича, потрясающе исполненном Бабаяном с Мишей Майским (виолончель) и Кристофом Барати (скрипка). Было особенно интересно сравнить эту интерпретацию – мрачную, даже резкую - с  кольмарской (Кисин, Спиваков, Мильман).

Едва оправившись от потрясения, я пошла на встречу с внуками знаменитых композиторов: Габриэлем Прокофьевым и Мариной Малер. 43-летний лондонский композитор, продюсер, ди-джей, создатель лейбла «Nonclassical», желанный гость в самых «горячих» европейских клубах, и 75-летняя основательница Фонда Малера, проведшая большую часть своей жизни в Калифорнии, говорили о том, как повлияли на их судьбы знаменитые предки. Первому приходится по сей день доказывать свою композиторскую независимость и самобытность, вторая занята проектами, распространяющими позитивное воздействие искусства Густава Малера, его этических и эстетических ценностей.

А вечером – «ответвление» в популярную музыку: композитор и певец Руфус Вайнрайт (за фортепиано) и его мелодичные и содержательные песни - в авторском исполнении и в компании с другими, из которых выделялся многопрофильный квартет «Brooklyn Rider» и Анна-Софи фон Оттер, после Мюнхена и Марселины в «Свадьбе Фигаро» представшая с микрофоном в руках, проникновенной, с потрясающей артикуляцией, «шансонье». Среди прочего звучала и ария из оперы Вайнрайта «Примадонна» (он страстный поклонник оперы), и - под радостный рев публики – давняя и, увы, не устаревшая «I am tired of America» и, вместе со всеми,  – «Аллилуйя» Леонарда Коэна. 

Следующий вечер вернул к началу XIX века: оратория Гайдна «Сотворение мира», чудо возвышенной и при этом какой-то чистой, невинной красоты, изобразительных эффектов, танцевальных ритмов и благоговения, в прекрасном исполнении Камерного оркестра фестиваля, Берлинского камерного хора и выдающихся солистов – Мии Пирсон, Питера Маттеи и поразительного немецкого тенора Бернарда Рихтера - под управлением Габора Такаш-Надя. А в конце моего пребывания в Вербье – вечер Максима Венгерова и Ильи Грингольца. Играли они вдвоем (Сонату Прокофьева и 4 этюда-каприса Венявского для двух скрипок) и соло: Грингольц – с блеском - умопомрачительно трудную для восприятия и исполнения Сонату Бартока, Венгеров – мощно и драматично – Вторую партиту Баха.

Четырехчасовой гала-концерт по случаю 25-летия фестиваля, с невероятными комбинациями исполнителей и финалом, где все участники не очень дружно, но с подъемом спели увертюру к «Вильгельму Теллю»  (мы же в  Швейцарии, как-никак) под вполне серьезным управлением Гергиева, я смотрела уже в Нью-Йорке, по medici.tv.