Мет в конце сезона

Нетребко, Левайн и гостья из Литвы

03.05.2018 в 09:32, просмотров: 950

Метрополитен-опера закончила сезон французской «Золушкой» (Жюля Массне) и итальянской  «Тоской» (Пуччини). Последняя шла с участием Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова при, кажется, впервые за весь сезон распроданном до предела зале.  Достаточно щедрая на билеты для прессы администрация в этот раз была прижимиста как никогда, и многие мои коллеги так на эти спектакли и не попали. 

Мет в конце сезона
Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов в первом акте оперы "Тоска"

Я была на третьем. С участием великолепного немецкого баритона Михаэля Волле в роли Скарпиа. Высокий, широкоплечий, с мужественным лицом и красивым, сочным, легко заполняющим зал голосом, он был абсолютно «вжит» в свою партию и отнюдь не «ходулен».  Этот Скарпиа – превосходный актер, под стать Флории Тоске, а то и посильнее ее. Погибнув от ее руки и так и не получив желанной платы, он и мертвый мстит ей и Марио Каварадосси.

Юсифа Эйвазова на сцене я слышала впервые (записи не в счет), и он меня, как и многих коллег-критиков, приятно порадовал. Он поет ярко, точно, без фальши (сценической тоже), его тенор, пусть порой недостаточно «округлый», уверенно взлетает к самым высоким нотам. Это был успех – без скидок на тот факт, что на сцене Мет эту партию он поет впервые, а до этого, кажется, пел ее всего однажды только в Большом театре, и что вообще в спектакль он был введен чуть ли не в последнюю минуту. При нынешнем дефиците теноров Эйвазов будет гарантированно занят. Главное, чтобы он продолжал тщательно работать над каждой ролью и берег голос.

Анна Нетребко, как всегда, выступила как настоящий профессионал: «жила» в роли, была искренна и точна в мизансценах, ее сильно потемневший голос удачно вписывался в трагический характер роли. Мне только показалось, что в среднем регистре и особенно на «форте» было немало нот «приблизительной высоты», и вообще самые сильные моменты в ее роли были те, гда она была тиха и проникновенна.  Особенно поразительным оказался третий акт – в Замке Сан-Анджело, от изумительно исполненного (и поставленного Дэвидом макВикаром) оркестрового вступления до страшного конца. Низкий поклон французскому дирижеру Бертрану де Билли, который в последние недели сезона вел спектакли Мет почти нон-стоп, причем с мастерством и тонкостью высочайшего калибра.

Между тем оркестр Метрополитен-оперы отдыхать не собирается. Завершив сезон в оркестровой яме Мет (12 мая), он уже 18 мая появится на сцене Карнеги-холла: это стало традицией – два-три концерта в Карнеги-холле, как правило – под управлением Джеймса Левайна. Увы, Левайна уже нет ни за пультом, ни в репетиционных классах стажерской программы, ни в списке «почетных лиц» Метрополитен-оперы, несмотря на его более чем 40-летнюю карьеру в театре.

Имя Левайна вместе со всеми спектаклями Мет, которые были записаны с ним как дирижером в течение всех этих лет,  исчезло из программ оперного канала спутникового радио «Сириус», которое контролирует Мет-опера.  Узнав об этом, я тут же вспомнила о советских порядках, когда из Радиофонда стали исчезать записи музыкантов, отбывавших в эмиграцию – Баршая, Арановича, Марка Лубоцкого... Сотни часов музыки не просто «изымались» из программ, но часто просто уничтожались!   К счастью, в Америке до такого варварства не дойдет, и есть надежда, что записи с Левайном будут все же возвращены, тем более, что в них участвовали сотни певцов и оркестрантов, и почему они должны расплачиваться за грехи Левайна, непонятно.

Ну, а пока, как я уже сказала, Оркестр Мет-оперы появится, как и планировалось, в Карнеги-холле с тремя разными дирижерами. Концерты состоятся 18 и 30 мая и 5 июня.

Мирга Гражините-Тила

18 мая за пульт встанет сенсационно знаменитая 32-летняя литовка, уроженка Вильнюса Мирга Гражините-Тила. Весь музыкальный мир зовет ее просто Мирга.  Ее отец – Ромуальдас Гражинис – хоровой дирижер, мать – Зигуте – пианистка и певица, бабушка – скрипачка, в семье есть и органист, и композитор, а старшая сестра Мирги  стала пианисткой. Сама же Мирга поначалу занималась живописью и французским в Школе им. Чюрлениса, и только в 11 лет решила, что будет музыкантом. Поздний старт не помешал ей уже через два года провести свой первый концерт. Правда, не в качестве инструменталиста, а в качестве хорового дирижера. Ее музыкальное образование продолжалось в университете австрийского города Граца, потом в Школе Мендельсона-Бартольди в Лейпциге и консерватории Цюриха.

Карьера развивалась стремительно: второй капельмейстер в Театре Гейдельберга (где она встретила будущего мужа, ударника Гейдельбергского оркестра, с которым они сейчас ждут первенца), победа на престижном Конкурсе молодых дирижеров в Зальцбурге, первый капельмейстер в Опере Берна, позиция ассистента Густаво Дудамеля (а позже и второго дирижера) в Лос-Анджелесском симфоническом. Теперь она также является главным дирижером Бирмингемского симфонического оркестра. По всей видимости, ее любят дирижеры, публика и критика.

В Карнеги у нее дебют в программе с «русским уклоном»: «Песни и пляски смерти» Мусоргского (солистка - меццо-сопрано Анита Рачвелишвили), Четвертая симфония Чайковского, а в начале – «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси.

Джанандреа Нозеда

30 мая за пультом оркестра появится наш хороший знакомый - итальянский дирижер Джанандреа Нозеда. Он неоднократно был гостем моей телепрограммы, владеет русским языком и много лет провел в Мариинском театре, сильно помогая ему в 90-е годы, особенно в освоении итальянского репертуара. С осени прошлого года Нозеда возглавляет Национальный симфонический оркестр в Вашингтоне, а до самого последнего времени был музыкальным руководителем туринского Театро Реджио, который за 11 лет его руководства превратился во второй после Ла Скала по качеству и был приглашен (уже во второй раз) выступить в Карнеги-холле с концертным исполнением оперы. Весной 2019 года мы ждали их «Сицилийскую вечерню». Увы, недавняя смена правительственных сил в Италии привела к смене административного руководства в театре. На должность генерального менеджера назначили некомпетентного человека, и в знак протеста Нозеда из театра ушел. Случилось это всего несколько дней назад и хочется надеяться, что ситуация каким-то образом переменится и он вернется в театр, в который было вложено столько энергии.

Впрочем, Нозеда популярен в мире и без работы сидеть не будет ни одного дня. У него и сейчас множество приглашений на отдельные выступления в оркестры и театры, к тому же в августе его ждет Стреза на озере Маджоре – музыкальный фестиваль, где он уже много лет является художественным руководителем. А в Карнеги-холле с оркестром Мет он проведет Пятую симфонию Малера и – вместе с 42-летним канадским скрипачом Джеймсом Инесом - Пятый скрипичный концерт Моцарта.

Финальный концерт оркестра Метрополитен-оперы, 5 июня, готовит Майкл Тилсон Томас. Многолетний глава Сан-Францисского симфонического оркестра, как и его учитель Леонард Бернстайн, страстно предан музыке Малера. В этом концерте будет Четвертая Малера (с «ангельским» соло, которое исполнит, как и Концертную арию Моцарта «Exsultate, jubilate», популярная сопрано Претти Йенде. А для начала – современный опус Карла Рагглса.

Летняя программа Мет-оперы в парках будет, как и в недавние годы, скромной: в сопровождении пианиста на открытых эстрадах выступят молодые певцы, занятые в спектаклях следующего сезона. Среди них – Латония Мур, Марио Чанг, Джошуа Хопкинс (они появятся на сцене  SummerStage  Центрального парка ( 11 июня) и Brooklyn Bridge Park (13 июня), а также Габриэла Райез де Рамирез, Жерар Шнейдер и Адриан Тимпау. Те, кто смотрит мои телепрограммы,  наверняка запомнили этого обаятельного баритона из Молдовы, стажера Мет.  Эта группа выступит в четырех концертах : 21 июня в Cloves Lakes Park (Статен-Айленд), 23 июня (в 3:00) в парке Williamsbridge Oval (Бронкс), 27 июня вечером в Jackie Robinson Park (Манхэттен), 29 июня в 7 часов в Socrates Sculpture Park (Квинс). Вход на все эти концерты бесплатный. В июле в кинотеатрах покажут несколько спектаклей Мет в серии «На бис», а в августе – на площади перед Мет, бесплатные кинопоказы, ведущие к следующему сезону.