Иммигрантку из России обвиняют в убийстве на родине и в попытке убийства в Нью-Йорке

Национальность — русская, статус - иммиграционный

Районный прокурор Квинса Ричард Браун 28 февраля сообщил, что гражданке России Виктории Насыровой, которая проживала в бруклинском районе Sheepshead Bay и была арестована там 20 марта прошлого года по обвинению в краже, предъявлены новые обвинения, которые грозят 42-летней уроженке города Армавир лишением свободы сроком до 25 лет.

Национальность — русская, статус - иммиграционный
Виктория Насырова. Фото-Соцсети.

В предъявленном большим жюри Верховного суда штата Нью-Йорк обвинении перечислены 10 преступлений, включая попытку убийства и попытку нанесения телесных повреждений, а также домовую кражу, кражу в мелких и крупных размерах, хранение краденого, незаконное лишение свободы и подвержение опасности по неосторожности. В тот же день Насырову доставили в уголовный суд Квинса, где судья Питер Валлоне ознакомил ее с обвинением, распорядился содержать ее под стражей без права освобождения под залог и назначил следующее заседание на 25 мая.

Откуда привезли в суд Викторию Тахировну Насырову 28 февраля, не уточняется, хотя известно, что после ареста в прошлом году ее держали в городской тюрьме Райкерс-Айленд с характеристиками: «Дата рождения - 15 декабря 1975 года, раса - неопределенная, национальность — русская, статус - иммиграционный, рост - 5 футов 6 дюймов, вес - 220 фунтов, волосы - черные, глаза – карие». Бруклинская районная прокуратура обвинила Насырову в кражах, а конкретно в том, что она нашла на сайте знакомств двух желающих встретиться с ней, после чего оба лишились денег и ювелирных изделий. Известно, что из тюрьмы Райкерс-Айленд она через месяц после ареста была временно переведена в тюремную палату психиатрического отделения больницы Элмхерст в Квинсе, а в начале января этого года попала в ту же больницу по другому поводу и надолго. В списке заключенных городских тюрем Нью-Йорка Насыровой пока нет, зато она уже три года в разыскном списке Интерпола по обвинению в убийстве, совершенном в России.

Отравленный чизкейк из лучшей кондитерской Бруклина

Начнем с конца. "Это сложное и запутанное преступление могло привести к смерти женщины в Квинсе, - гласит пресс-релиз районной прокуратуры этого нью-йоркского боро, - единственная вина которой в том, что она оказалась похожей на подсудимую. Угостив ее чизкейком, подсудимая предположительно пропитала это лакомство российским наркотиком и предложила его ничего не подозревающей жертве. К счастью, женщина из Квинса осталась жива. Подсудимую задержали, и теперь ей грозит длительное лишение свободы". Повторяю, что "задержали" Насырову в Квинсе чисто формально, поскольку ее арестовали в Бруклине почти год назад. Данные ее последней жертвы в пресс-релизе прокуратуры Квинса не сообщаются, но из ранее опубликованных материалов известно, что это иммигрантка из Украины Ольга Цвик (Olga Tsvyk). 37-летняя Цвик живет в Квинсе в районе Форест-Хилс, где у нее салон красоты, в котором Насырова познакомилась с ней  за полгода до неудавшейся попытки отправить Ольгу на тот свет. "На некоторых фотографиях мы действительно очень похожи, - сказала Цвик в интервью газете New York Daily News 1 марта. - Как две сестры. Она была моей клиенткой, но никогда не была подругой. Никогда".

28 августа Насырова попросила Цвик принять ее у себя дома, чтобы поправить накладные ресницы, так как собирается в отпуск и перепутала дату назначенного приема в салоне. Ольге показалось странным, что Насырова едет в ее салон в Квинс в такую даль из Бруклина, но та пояснила, что работает массажисткой, а в Квинсе у нее клиент, которого она посетит, наклеив ресницы. "Я не работаю дома, - сказала Ольга в интервью, - но она очень, очень просила. И была такая милая, такая хорошая, что я согласилась, решив, что это займет минут десять. Перед этим она позвонила и сказала, что принесет чизкейк из лучшей бруклинской кондитерской". По словам Ольги, явившаяся к ней Виктория два куска чизкейка съела сама, а третий дала ей, и вскоре Ольгу стало тошнить.

Всю ночь ей было плохо, а утром Насырова снова пришла к ней и принесла больной куриный бульон. Отведав эту еду, Ольга почувствовала себя совсем плохо и потеряла сознание. "Она хотела убить меня, - пояснила Цвик в интервью Daily News 1 марта. - И не была уверена, что яд (в чизкейке) подействовал, так как меня вырвало". Позже друзья нашли Ольгу без чувств в ее кровати, причем она лежала в нижнем белье, а вокруг были рассыпаны таблетки сильного снотворного феназепам, как бы инсценируя ее самоубийство. Три дня она провела в больнице, а вернувшись домой, обнаружила пропажу паспорта, рабочей лицензии, золотого кольца и наличных денег. Позже, при аресте Насыровой, все это нашли в ее бруклинской квартире. В материалах дела есть данные, что следователи Министерства внутренней безопасности провели экспертизу кусочков чизкейка, которым Насырова угостила Цвик, и установили там наличие того же феназепама. Не совсем ясно, при чем здесь министерство, но если учесть "иммиграционный статус" Виктории и то, что иммиграционная служба входит в структуру этого министерства, можно установить причинно-следственную связь.

Отведайте рыбки, а то остынет...

Так или иначе, делом Насыровой после ее ареста 20 марта прошлого года занималась бруклинская районная прокуратура, где Викторию обвинили в кражах примерно таким же способом. Там установили, что на сайте знакомств Насырова нашла 48-летнего Рубена Борухова из Квинса, который согласился с ней встретиться. «Мы немного поболтали в чат-рум, потом обменялись эсэмэсками, а потом я пришел к ней на ужин», — рассказал Борухов в прошлом году репортеру New York Post, пояснив, что познакомился с Насыровой в июле 2016 года и что она назвалась Анной. В ее доме Рубен рассчитывал на секс, но, по его словам, Анна настаивала, чтобы сначала он отведал жареной рыбы, которую она приготовила специально для него. «Прямо требовала, чтобы мы сразу сели за стол, — вспомнил Рубен Борухов в интервью Post. — Сказала, что нужно кушать, а то рыба остынет. Я съел несколько кусков — и больше ничего не помню». Когда Борухов пришел в себя, он недосчитался 500 долларов, не нашел своих часов за 800 долларов, а позже убедился, что по его кредитной карте истрачено еще две тысячи. Второй жертвой Насыровой была установлена Ольга Цвик, но она жила в Квинсе, и этот эпизод бруклинцы передали коллегам, которые раскопали его глубже и докопались до попытки убийства с целью завладеть документами убитой и жить под ее именем, для чего у Вероники Тахировны Насыровой были все основания.

След Насыровой в России простыл, чтобы объявиться в Нью-Йорке

В конце января 2015 года следователи российского города Краснодар сообщили, что "в ночь на 5 октября 2014 года (54-летняя) Алла Алексеенко вышла из дома и уехала с Викторией Насыровой на арендованном последней автомобиле в неизвестном направлении. До настоящего времени место нахождения пропавшей неизвестно, ее телефон выключен. По факту безвестного исчезновения Алексеенко возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 105 УК РФ — Убийство. После возбуждения уголовного дела Виктория Насырова скрылась от органов следствия, в связи с чем была объявлена в федеральный розыск". Затем розыск стал международным, и Насырова попала в разыскной список Интерпола. В другом сообщении Краснодарского следственного управления сказано, что у Насыровой также фамилия Овчинникова, которая, кстати, в ордере Интерпола не указана.

Проживающая в Нью-Йорке Надежда Форд, дочь Аллы Алексеенко (которая помогла найти и арестовать Нысырову), в аффидевите иммиграционному судье показала, что в Краснодаре Виктория была соседкой и, возможно, подругой ее покойной матери. Когда Насырова осталась без работы и бедствовала, она узнала, что Алексеенко получила за продажу дома больше 52 тыс. долларов, и решила завладеть этими деньгами. Замыслив убийство Алексеенко, Насырова, по утверждению Надежды Форд, делала все, чтобы отвести от себя подозрения: помогала Алле подыскать новое жилище и пыталась бросить тень подозрения на жившего с ней бойфренда. Насырова изо всех сил старалась поссорить Аллу Алексеенко с друзьями и остаться ее единственной подругой. Все это длилось несколько месяцев и завершилось 5 октября 2014 года.

Через месяц после исчезновения Аллы Алексеенко ее сильно обгоревшие останки были найдены в деревне неподалеку от родного города Насыровой – очевидно, Арзамаса. "Остались череп и кости, - сказала Надежда Форд в интервью New York Post. - Ни ног, ни левой руки... Я поверить этому не могла". Расследование установило, что 5 октября дорожная видеокамера сняла Викторию Насырову за рулем машины, а рядом с ней неподвижное тело женщины. Краснодарские сыщики нашли и допросили Насырову, но она от всего отказалась и даже согласилась пройти тест на "детекторе лжи". Полиграф показал, что она лжет, а когда ее вызвали на следующий допрос, оказалось, что след Виктории Тахировны Насыровой в России простыл, чтобы объявиться в Нью-Йорке.

Тюрьма не курорт, и там может случиться всякое

В тюрьме Райкерс-Айленд арестованной Насыровой пришлось несладко, и 4 января этого года ее отвезли оттуда в больницу Элмхерст после того, как четыре чернокожие сокамерницы избили Викторию так, что она потеряла зрение. В телефонном интервью из больницы Виктория рассказала репортеру газеты Daily News, что эти женщины поругались с ней в помещении, где заключенные смотрят телевизор. По словам Насыровой в заявлении администрации тюрьмы, сокамерницы сначала "угрожали и приставали, а потом одна настояла, что им нужно поговорить в душевой, куда их сопроводила дежурная надзирательница".

Как утверждают Виктория и ее адвокат Пол Пристиа, там Насырову стали бить по лицу и таскать за волосы, а "одна заключенная била ее головой о стенку душевой кабины". Когда Виктория упала, ее ударили  головой об пол и били ногами, приговаривая: «убить эту b---h», то есть "bitch", а по-русски - суку. При этом, утверждает Насырова, надзирательница стояла чуть поодаль, и Виктория просила ее применить перцовый газ и остановить избиение, но этого не произошло, и надзирательница вызвала подмогу, а объяснила, что газ в ее баллончике  кончился. Адвокат Пристиа подтвердил, что при избиении надзирательница "несколько минут смотрела и не вмешивалась, не оказывая Насыровой помощь из-за пустого баллона с газом, в результате чего Виктория ослепла".  Узнав об этом, Надежда Форд сказала репортеру Daily News, что тюрьма не курорт и там может случиться всякое.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру