Дело о наследстве Эрнста Неизвестного находится в суде

Неизвестные наследники Неизвестного

12.10.2017 в 09:18, просмотров: 1886

Журналисту часто достаётся не очень приятное занятие раскапывания истины в лабиринтах чужих тайн, разматывания клубков семейных взаимоотношений.

Дело о наследстве Эрнста Неизвестного находится в суде
Эрнст Неизвестный с дочерью Ольгой

Судьбы великих лежат на поверхности и, как правило, мы лицезреем только ту грань, которую нам хотят показать. Легенды создают люди и распространяются людьми.

Эрнст Неизвестный - человек-легенда, признанный гений, скульптор, опередивший время. Он ушёл в вечность в прошлом году, оставив миру бесценное наследие в виде монументальных скульптур, скульптур малых форм, ювелирных изделий, иллюстраций, книг… И оставил наследников. Если один из наследников всегда был обласкан вниманием прессы, друзей и поклонников таланта, то второму досталась участь находиться в тени. Речь идёт о человеке, которому с самого рождения по праву принадлежит быть первым в цепочке наследников. Это Ольга Эрнстовна Неизвестная - родная и единственная дочь гения, которая в силу жизненных обстоятельств находилась вдали от отца, но которая никогда не была ему далекой. Об отношениях отца и дочери мы знаем немного.

Недавно я пересмотрела документальный фильм об Эрнсте Неизвестном «Я доверяю своему безумию»… Лента была снята Первым российским телеканалом два года назад, незадолго до смерти скульптора. Съемки в Нью-Йорке, кадры хроники, воспоминания друзей и даже девушки Оливии, которая в фильме названа дочерью. Но меня поразило то, что московская группа не удосужилась поговорить с кровной дочкой Ольгой, проживающей в Москве. Почему ни слова о любимой матери Эрнста Неизвестного, известной и талантливой поэтессе Белле Абрамовне Дижур, с которой он был очень близок до самого ее ухода в 2006-м? Тут вопросов больше, нежели ответов на них. Впрочем, как и вопрос, почему, к примеру, никто так и не восстановил сгоревшее много лет назад завещание, да и что в нем было?

В одном из интервью Анны Грэм, вдовы скульптора, я прочла, что «по завещанию» госпожа Грэм - единственный душеприказчик… Душеприказчик - это исполнитель завещания. Но какого завещания? Которое сгорело?

Журналистское любопытство привело меня на встречу с Андреем Рыловым, единственным родным племянником Эрнста Неизвестного, сыном его родной сестры Людмилы Иосифовны Неизвестной, много лет проживающим, как и его мать, в Нью-Йорке.

Андрей рассказал о взаимоотношениях семьи Неизвестных с последней супругой творца. По словам Андрея, эти отношения никак нельзя было назвать нежными. Он считает, что именно Анна Грэм старалась вбить клин между отцом и дочерью, как, впрочем, и между всей остальной роднёй. В последние месяцы Андрей удивлялся частым звонка Анны Грэм его матери, с которой при жизни Эрнста Неизвестного она не очень и общалась. “Для чего это делалось?” – вопрошает Андрей.

Меня всегда мало интересовали семейные тайны и скелеты в шкафах известных людей, но часто тайны, о которых знает большой круг людей, перестают быть тайнами и превращаются в слухи и догадки. Гений Эрнста Неизвестного оставил человечеству величайшее творческое наследие и очень бы хотелось, чтобы наследники мастера были достойными наследователями. 

У каждого своя правда. Каждая из конфликтующих сторон видит ситуацию под разными углами. И очень бы хотелось, чтобы это не были углы боксерского ринга. А пока дело о наследстве Эрнста Неизвестного находится в суде. И в этом деле фигурируют две наследницы: вдова Анна Грэм и дочь Ольга Неизвестная. О единственном душеприказчике говорить пока рано, как и преждевременно пока приобретать произведения скульптора, не зная, кому они, в конце концов, законно принадлежат. Американский суд непременно нам об этом расскажет. Интересы Ольги Неизвестной в суде представляет адвокат Виктория Бересс из юридической фирмы “Beress & Zalkind”. И завершить разговор о наследстве хочется мудрыми словами швейцарского писателя и богослова Иоганна Каспара Лафатера: «Никогда не говорите, что знаете человека, если вы не делили с ним наследство»...