Существует ли доктрина Трампа?

Городу и миру

21.09.2017 в 09:28, просмотров: 1056

Речь Дональда Трампа на Генеральной Ассамблее ООН войдет в историю благодаря беспрецедентной угрозе тотального уничтожения целого государства.

Существует ли доктрина Трампа?

Оратор и сам не знает точно, при каких условиях у него «не останется иного выбора». «Если Соединенные Штаты будут вынуждены защищать себя или своих союзников» - что это значит? Входят ли в число союзников, которых США будут защищать, Япония и Южная Корея? Ведь на брюссельском саммите НАТО в мае этого года президент Трамп отказался подтвердить обязательства в отношении европейских союзников по альянсу (хотя сделал это в варшавской речи спустя два месяца). Будет ли Вашингтон считать нападением на себя ракету, упавшую в экстерриториальных водах? Идет ли речь о ядерной атаке северокорейцев или о нападении с помощью обычных вооружений тоже? Но уничтожить страну с 25-миллионным населением возможно только ядерным ударом. Значит, США применят ядерное оружие первыми?

Это яркий пример отсутствия доктрины Трампа – четкой концепции, определяющей цели и средства внешней политики. Угроза в отношении КНДР находится в явном противоречии с настойчивым педалированием темы суверенитета, на который имеют право все страны. Пхеньян может ответить ему, что стремление обзавестись ядерным оружием и средствами его доставки – это и есть реализация права на суверенитет. В конце концов никто пока не объяснил, почему одним странам можно иметь ядерное оружие, а другим нет. И хотя президент заверяет, что США не навязывает другим странам свой образ жизни, свою культуру и свои ценности, в его речи не заметно ни малейшей попытки понять мотивацию этих других стран. Все сводится к манихейскому противопоставлению добра и зла.

Важно, что Трамп сказал, но не менее важно, о чем он умолчал. В его речи начисто отсутствует Россия. Он упоминает ее лишь однажды – благодарит наряду с Китаем за поддержку санкций. И косвенно, не называя страну, - во фразе «Мы должны отражать угрозы суверенитету от Украины до Южно-Китайского моря». Даже говоря о «великой победе, которая привела к основанию этой организации», он назвал Польшу, Францию и Великобританию, но забыл про Советский Союз. Похоже, ему просто нечего сказать. Он не знает, как строить отношения с Москвой.

В этой связи интересны комментарии министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Он дважды, в интервью RT и ТАСС/AP, отказался дать оценку угрозе КНДР и подчеркнул пассаж об уважении суверенитета: «Это заявление можно приветствовать, мы такого не слышали от американских лидеров очень долгое время». Лавров признает, что американо-российские отношения находятся «в очень низкой точке», но считает это «наследием администрации Обамы». Госсекретаря Рекса Тиллерсона Лавров назвал ответственным политиком, а о недавнем заявлении министра обороны США Джеймса Мэттиса выразился так: «Я не врач, не могу комментировать параноидальные заявления».

Речь идет о словах, сказанных Мэттисом еще в мае, когда он принимал в Пентагоне министра обороны Швеции Петера Хульквиста. Глава Пентагона сослался тогда на заявление о намерениях, подписанное двумя оборонными ведомствами еще при прошлой администрации, и заверил коллегу: «Нападение на одну из таких стран, как ваша, – нападение на нас всех». Швеция – не член НАТО. То есть Мэттис взял «повышенные обязательства». Именно это заявление Лавров расценил как параноидальное.

Тиллерсон и Лавров встречались на Генассамблее дважды. Из крайне лаконичных сообщений для прессы трудно сделать какие-либо выводы. Однако после второго раунда Лавров сказал, что не исключена встреча президентов Трампа и Путина в ноябре на саммите АТЭС во Вьетнаме. Можно предполагать, что министр и госсекретарь прервали переговоры, чтобы проконсультироваться с президентами. Правда, Лавров оговорился: «...если оба президента будут участвовать в саммите». Трамп во Вьетнам едет – следовательно, решение еще не принял Путин. А быть может, и обусловил его прогрессом на интересующих его направлениях – например, решением о миротворческой операции в Донбассе.

Естественно, Владимира Путина устроит только его собственный сценарий: силы ООН должны находиться только на линии разграничения, тогда как по украинскому плану их нужно размещать по всей территории ДНР/ЛНР и передать им контроль государственной границы Украины на этом отрезке. Президент Украины Петр Порошенко намерен продвигать в Нью-Йорке свои предложения. 21 сентября он встречается с президентом Трампом. Однако неприятие этого плана Россией делает его осуществление проблематичным.

Что касается реформы ООН, то американский проект, как и речь Трампа, страдает отсутствием концептуальности. Идея Вашингтона сводится к оптимизации расходов и сокращению бюрократического аппарата, который стоит на пути эффективности организации. Спору нет. Эту непомерно разросшуюся бюрократию сами ооновцы называют deadwood – «бесполезные люди». При этом сами называющие убеждены в своей полезности. Но главная беда ООН, конечно, не в этом, а в том, что ключевые решения принимает Совет Безопасности по процедуре, от которой не готов отказаться ни один постоянный член СБ, обладающий правом вето. Именно по этой причине в числе стран, не поддержавших американские предложения, оказались три из пяти постоянных членов: Россия, Франция, Китай.  

Санкции . Хроника событий