Кто она, Эмили Дикинсон?

Выставка в Библиотеке Моргана предлагает ответ

Гордость американской поэзии Эмили Дикинсон при жизни опубликовала всего около десятка стихотворений.

Выставка в Библиотеке Моргана предлагает ответ
Эмили Дикинсон в 16 лет. Дагерротип

В газетах, вперемежку с рекламой и местными новостями, как было принято в ее время. Она никогда не была замужем, всю жизнь провела там же, где родилась, в Амхерсте, на западе Массачусетса, любила носить белое и со временем практически перестала бывать на людях. Не удивительно, что когда после ее смерти были найдены и в конце концов изданы, произведя эффект разорвавшейся бомбы, более полутора тысяч ее стихотворений, вокруг Эмили сразу возник ореол загадочной отшельницы, монашенки в белом, жившей лишь мечтами и стихами.

Только что открывшаяся выставка в Библиотеке и Музее Моргана - самая большая из когда бы то ни было посвященных Дикинсон (хотя занимает всего один зал), рисует куда более сложный, объемный и интересный портрет женщины, в детстве и юности совсем не чуравшейся общения, поддерживавшей интенсивную переписку с друзьями до конца своих дней, информированной и чуткой к катаклизмам времени и в своих стихах его опередившей.

Как всякая хорошо рассказанная биография, выставка вдобавок погружает в атмосферу и быт - в данном случае, Новой Англии середины 19-го века. Собственно предметов быта в ней мало: несколько дагерротипов в старинных футлярах (среди них - единственный аутентичный фотопортрет Дикинсон, сделанный когда ей было 16, и второй, сделанный позже, где изображена одна из ее близких подруг и другая женщина, предположительно сама Дикинсон), иллюстрированный том Шекспира (в семье было несколько многотомных шекспировских изданий), гербарий, который юная Эмили - в будущем страстная садовница - собрала из почти 400 видов местных растений. Еще - обои с причудливым цветочным орнаментом, копия тех, которые покрывали стены ее спальни и - в едва уцелевших фрагментах - были совсем недавно обнаружены.

Еще один свидетель эпохи - живописный портрет хорошеньких, чистеньких, серьезных детей Дикинсон: 10-летней Эмили, с розой в руке, ее старшего брата Остина (с которым она была всю жизнь необыкновенно дружна) и младшей сестры Лавинии, той самой, что нашла и обнародовала с немалыми сложностями стихи Дикинсон после ее смерти. Выполненный местным художником Отисом Алленом, портрет детей с 1950 года находится в Библиотеке Гарвардского университета и до сих пор никогда не покидал ее стен.

Сам факт его существования говорит о том, что семья, в которой Эмили родилась в 1830 году, была привилигированной и состоятельной. Отец - Эдвард Дикинсон - был адвокатом, одним из попечителей Амхерст-колледжа (а дед Сэмюэл был основателем), политиком и позже конгрессменом США. Эмили росла в окружении  книг и журналов и всегда была страстной читательницей. С не меньшей страстью она писала письма (их немало на выставке): аккуратным почерком (со временем он станет более беспорядочным), скрупулезно описывая, к примеру, свою жизнь в женской семинарии Mount Holyoke, где она провела, после семи лет школы, один год. Для женщины это считалось вполне достаточным  образованием. Особое внимание в семинарии уделялось религии. Но Эмили не собиралась посвящать себя служению Богу. У нее был для этого слишком критичный и оригинальный ум и склонность сопротивляться любой ортодоксии. Вернувшись домой, 17-летняя Дикинсон следует другому призванию - поэзии. Это служение потребовало от нее не меньшей преданности и сосредоточенности.

Между тем подруги начали обзаводиться семьями. Одна из них, Сюзан Гилберт, стала женой Остина. Они жили в доме по соседству - свадебном подарке Эдварда Дикинсона сыну. Соседство не мешало переписке и, главное, поэтическим подношениям: около 250 стихотворений, больше чему кому бы то ни было, подарила Эмили Сюзан.

Один из самых интересных разделов выставки связан с Гражданской войной, которую Дикинсон как будто предчувствовала: в ее стихах еше до начала войны появляются вдруг мотивы насилия и битв. В витрине - длинное ружье, под ним объяснение: с началом войны многие студенты Амхерст-колледжа рвались на фронт, воевать на стороне Севера. Дабы удержать их, ввели в программу военное дело, надеясь при этом, что война закончится и студентам так и не придется использовать навыки в стрельбе.   Собственно о событиях войны Дикинсон не писала, но в ее стихах есть ее тревожная, конфликтная атмосфера, и именно после войны Эмили все больше ограничивает круг общения, а ее стихи становятся все более необычными:  рукопись сама становится объктом искусства, с визуальным «посланием», а текст часто существует в нескольких вариантах, иногда - с совсем иным смыслом, как в знаменитом, давшем название выставке стихотворении «Я - никто! Кто ты?» ("I am nobody! Who are you?”). Но и его, и еще более двух десятков стихов, а также письма и комментарии лучше всего прочитать и посмотреть прямо на выставке. Она продлится до 21 мая.     

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру