Россиянин с немецким паспортом давал из США взятки банку в Англии

Почему отменили залог

10.11.2016 в 10:05, просмотров: 3504

В начале ноября в федеральном суде Восточного округа Пенсильвании должны были вынести приговор гражданину России и ФРГ Дмитрию Хардеру, который в апреле признал себя виновным в даче взяток сотруднику Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Лондоне. 

Россиянин с немецким паспортом давал из США взятки банку в Англии

Однако 21 октября судья Пол Дайамонд, который слушает дело 44-летнего Хардера, известил стороны, что приговор переносится на утро 28 июня 2017 года, и назначил заседание перед приговором на 25 мая.

Арестованный в начале января прошлого года Хардер через неделю был освобожден под залог в 100 тыс. долларов недвижимостью, но в апреле этого года судья Дайамонд вернул его в федеральную тюрьму MDC в Филадельфии, где Дмитрий и обретается под № 71869-066 с пометкой "Дата освобождения: НЕИЗВЕСТНО". Первоначальное обвинение теоретически грозило ему тюрьмой сроком до 190 лет, но по условиям признания вины Хардер согласился на лишение свободы не дольше 10 лет. После освобождения ему, как иностранцу, грозит депортация, которую могут отменить по семейным обстоятельствам.

Международный финансовый эксперт

В Москве Дмитрий Хардер окончил авиационный институт (МАИ), а в Америке первый раз появился в 2001 году с российским и немецким паспортами и с тех пор стал владельцем двух финансовых консалтинговых компаний, зарегистрированных в штатах Пенсильвания и Делавэр, но с офисами в Пенсильвании. 18 февраля 2004 года он женился на гражданке США Софье Москаленко, зарегистрировав религиозный брак в графстве Кларк в Неваде, где это совсем не сложно. Сейчас у них трое детей, и живут они в поселке Хантингтон-Вэлли на юго-востоке Пенсильвании. Софья Москаленко окончила женский колледж Bryn Mawr в Пенсильвании с дипломом бакалавра психологии и математики, а затем аспирантуру университета штата Пенсильвания, став доктором (Ph.D.) социально-клинической психологии. В ее резюме указано, что английский, русский и украинский языки для нее "родные или вторые", а немецким она владеет "в пределах профессии". Там же написано, что Москаленко психолог Национального консорциума по изучению терроризма и ответов на терроризм (National Consortium for the Study of Terrorism and Responses to Terrorism - NC-START) при министерстве внутренней безопасности. В социальных сетях можно найти множество персональных и семейных фотографий Хардера: на одной он, как "международный финансовый эксперт", сидя в кресле, читает немецкую газету Immobilien Zeitung; на другой говорит по телефону на фоне делового плаката; на третьей стоит с женой и тремя детишками на берегу моря-океана; на четвертой держит маленького сына на плече перед древней пирамидой богу Кукулькану в Мексике; на пятой, шестой и так далее стоит или сидит в кругу чад и домочадцев...

Как-то повелось в нашем уголовном праве, что признание вины не меняет предъявленного ранее обвинения, а сокращает его, чтобы суть оставалась, а вина подсудимого не казалась такой большой. В грозном обвинении, которое федеральное большое жюри и прокуратура предъявили Хардеру 6 января 2015 года, было 14 пунктов - от  преступного сговора до отмывания денег. В гуманном обвинении, с которым он согласился 20 апреля 2016 года, остались два пункта нарушения Закона о борьбе с коррупцией за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act, или FCPA). Коротко говоря, FCPA - закон о борьбе с дачей взяток влиятельным иностранцам, когда это нельзя считать подарками или сувенирами.

Компании Дмитрия Хардера Chestnut Consulting Group, Inc. и Chestnut Consulting Group, Co, среди прочего, обслуживали фирмы, добивавшиеся финансирования различными банками, среди которых оказался уважаемый Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Этот банк был учрежден в 1991 году в Лондоне после окончания «холодной войны» 61 страной и двумя международными организациями для поддержки рыночной экономики и демократии в 34 странах от Центральной Европы до Центральной Азии. В июне того же года президент Буш-старший указом № 12766 признал ЕБРР «публичной международной организацией», и как международная организация этот банк пользуется рядом привилегий, включая юридическую неприкосновенность сотрудников. Таким сотрудником в данном случае оказался подданный Великобритании и гражданин России Сергей Рыженко, который в деле Хардера значится как «иностранный чиновник», которому Дмитрий Хардер с 2007-го по 2009 год выплатил в общей сложности около 3,5 млн долларов в виде взяток за то, что тот "оказывал коррумпированное влияние на заявления клиентов компании Chestnut Group". В итоге Рыженко все же арестовали в 2012 году.

"Иностранный чиновник" и "Сестра чиновника"

Расследование началось в феврале 2010 года в Лондоне, когда в юридический отдел ЕБРР пришла анонимка о том, что один из работников банка берет у американца Хардера взятки за поддержку проектов, причем получает деньги на банковский счет своей сестры, бывшей сотрудницы британского Standard Bank Plc Татьяны Сандерсон, в девичестве Рыженко. Юристы ЕБРР связались с отделом Скотленд-Ярда по борьбе с коррупцией, а оттуда 19 февраля через наше министерство юстиции британская анонимка попала в ФБР. Через неделю в Лондоне задержали Сергея и Татьяну Рыженко, в домах которых провели обыски, и в тот же день в нью-йоркском аэропорту Кеннеди задержали Дмитрия Хардера, который вернулся из деловой поездки в Лондон, Баку и Москву. Собственно, Хардера не задержали, а вежливо попросили поговорить, но при этом на КПП забрали немецкий паспорт и гринкарту. Разговор с тремя агентами ФБР состоялся в комнате рядом с залом прилета, но вопросы задавал только агент Майкл Ди Каприо, который получил их из Вашингтона. Было это, повторяю, в феврале 2010 года, то есть в ФБР о проделках Дмитрия Хардера узнали за пять с лишним лет до его ареста. Позже стенограмма этого допроса, которую от руки вел Ди Каприо, попала в дело Хардера, но его защитники Стивен Лачин, Иан Комиски и Мэтью Ли добились ее изъятия, так как агенты ФБР не сообщили их клиенту о "Правиле Миранды", дающем право не отвечать на вопросы без адвоката.

Татьяна Рыженко-Сандерсон в деле Хардера значится как "Сестра чиновника ЕБРР", которая "предположительно предоставляла консультационные и другие бизнес-услуги компании Chestnut Group". В деле также фигурируют компании "А" и "Б", которым небескорыстно помогали Дмитрий и Татьяна. Первая значится как «российская независимая нефтегазовая компания, основанная в 2000 году и ведущая дела в России». О «Компании Б» в обвинении сказано, что она была зарегистрирована в Великобритании в 2006 году, но вела дела в России, и обе компании «наняли Chestnut Inc. для консалтинга и других услуг». По моим сведениям, «Компания В» - зарегистрированная в Лондоне в 2006 году «Vostok Energy», которая занимается разработкой и добычей природного газа в России. В конце 2013 года эту компанию купил 21-летний Аркадий Романович Абрамович, старший сын российского миллиардера, а точнее - папа купил ее для сына. В вину Хардеру и Рыженко-Сандерсон прокуратура Пенсильвании вменила девять эпизодов не слишком сложных финансовых операций, в результате которых ЕБРР одобрил заявки "Компании А" на финансирование в сумме 85 млн долларов на покупку акций (equity investment) и  90 млн евро ссуды (loan), а "Компании В" дал 40 млн долларов на покупку акций и 60 млн долларов в виде конвертируемой ссуды (convertible loan).  На том, что Евробанк предоставил это финансирование, компания Хардера Chestnut Group незаконно заработала около 8 млн долларов.  

Описанная в обвинении комбинация выглядела следующим образом. 11 июля 2008 года Хардер перевел со счета своей компании в немецком Commerzbank на счет Рыженко-Сандерсон в банке Джерси на британских Нормандских островах около 300 тыс. долларов. 16 сентября 2008 года он перевел туда же 199 637 долларов, 13 октября - 253 665 долларов и 16 июля 2009 года - 310 121 доллар. 3 октября 2009 года Хардер послал «Сестре чиновника» электронное письмо, подтверждающее, что ей положено до 2,6 млн долларов за «согласованные заранее брокерские услуги». 20 ноября 2009 года Дмитрий Хардер перевел со счета своей компании в Third Federal Bank в Пенсильвании на счет «Сестры чиновника ЕБРР» в банке офшора Гернси тех же Нормандских островов 2 478 580 долларов и 89 центов.

В тюрьму за попытку оттянуть слушания

Решение судьи Пола Дайамонда 21 апреля этого года изменить Дмитрию Хардеру меру пресечения и вернуть его в тюрьму занимает четыре страницы. Судья напомнил, что после ареста 6 января 2015 года Хардера освободили под залог в 100 тыс. долларов, обеспеченный его домом в Хантингтон-Вэлли, и назначили суд на 3 мая 2016 года. За это время "подсудимый подавал множество досудебных ходатайств с единственной, очевидно, целью затянуть начало суда: например, просьбу допросить 12 свидетелей за границей; назначить «специального распорядителя» или привести больше миллиона страниц не имеющих значения документов". На всё это Дмитрий Хардер получал отказы, отчего, по мнению Пола Дайамонда, у него могло появиться желание сбежать, и 21 мая 2016 года судья ограничил свободу его передвижения только Восточным округом штата Пенсильвания.

Признав себя виновным 20 апреля, Хардер попросил продлить его пребывание на свободе под залогом, но уже без ранее введенного ограничения. Тут судья Дайамонд возмутился и отправил его в тюрьму, сославшись на закон, который дает ему право "взять под стражу признавшего себя виновным и ожидающего приговора, если нет ясных и убедительных доказательств, что он не намерен бежать и своим освобождением не грозит безопасности конкретным лицам или общине". Таких доказательств его честь Пол Дайамонд в деле и в личности Дмитрия Хардера не усмотрел, но отметил, что тот часто летал за границу, где у него есть деньги, связи, друзья и родственники. Судья заключил, что, признав себя виновным, подсудимый не смог показать, почему его нужно оставить на свободе с меньшими ограничениями, а так как подсудимый не привел ясных и убедительных доказательств, что он не сбежит, залог отменяется.