Работать или нет после выхода на пенсию?

Для каждого есть свой ответ на этот вопрос

15.09.2016 в 08:52, просмотров: 3894

Не так давно «ВНС» рассказывала о финансовых перспективах фонда Social Security и, соответственно, о перспективах нынешних и будущих пенсионеров. Сегодня мы продолжаем волнующую очень многих пенсионную тему – на этот раз поговорим о том, стоит ли стремиться как можно дольше работать после достижения «ранне-пенсионного» или полного пенсионного возраста.

Работать или нет после выхода на пенсию?

Начнем с констатации очевидного: для многих работа в пожилом возрасте – желанный путь, который позволяет уйти от скучной жизни после выхода на пенсию. Далеко не у всех есть какие-то альтернативы, способные держать человека в тонусе, – хобби, филантропическая деятельность, воспитание внуков и т.п. Часто даже и такой активности не хватает, чтобы компенсировать «жизнь под высоким напряжением», которая была у человека во время полноценной работы.

Но одного желания работать недостаточно – получить работу (или сохранить имеющуюся) после 50 лет трудно, а после шестидесяти почти невозможно. И так обстоит дело не только в Америке – это реалии нового мира, мира глобализации, аутсорсинга, роботизации и жадности без границ. Поэтому отнеситесь к сегодняшней теме «Работа на пенсии» как к разговору о чем-то сугубо гипотетическом, чего может никогда не быть. Но может и быть – если повезет.

Предпенсионные раздумья

Следующий вопрос, на который каждый должен найти для себя ответ: надо ли вообще думать о работе на пенсии – с чисто материальных, финансовых позиций? Выгодно или невыгодно?

Поясню, о чем идет речь. Газета не раз писала о том, что Америка – страна, в которой надо быть или богатым, или бедным, и это особенно остро ощущают на себе пенсионеры. Например, если вы к моменту пенсии будете иметь сбережения в районе, скажем, полумиллиона долларов или больше, плюс пенсию на двоих в размере более $3000 в месяц, то с божьей помощью как-нибудь проживете. Если ваша пенсия на двоих не превышает $1200-$1300 и сбережений у вас практически нет, на помощь придет государство: будете получать (правда, в каждом штате по-разному) пособие на жилье, скидку на электричество, фудстэмпы, Медикейд и т.д. А вот если вы окажетесь где-то в серединке, ни там, ни сям, то «провалитесь между двух стульев», и ситуация ваша будет незавидной: для получения социальных пособий вы будете «слишком богаты», а для независимой жизни на свои деньги – слишком бедны.

Подумайте как следует, хотите ли вы оказаться в этой ситуации. Если нет, то заблаговременно, еще до 60 лет, проконсультируйтесь со специалистами – их много, в том числе и русскоязычных. Они вам подскажут путь, по которому надо идти. Возможно, ваш путь – это «элегантное обнищание» (термин, придуманный этими самыми специалистами) с выходом на пенсию как можно раньше. Пока еще в Америке есть ранняя пенсия – в 62 года (ее могут ликвидировать в целях экономии средств, как это произошло даже в такой щедрой на социальные пособия стране, как Дания). Ранние пенсионеры в США получают не 100%, а 75% заработанной пенсии. Не на время, а навсегда. Плохо? Отнюдь! Для «элегантного обнищания» – то, что надо: чем меньше, тем лучше.

Но предположим, что вы все-таки решили – исходя из финансовой арифметики или других соображений – работать до полного пенсионного возраста и даже дольше, если получится. (Полный пенсионный возраст – 65, 66 или 67 лет, в зависимости от вашего года рождения). Допустим, вы не боитесь, что фонд Social Security лет через двадцать уже не сможет выплачивать пенсии в полном размере, – как это показывают многие математические расчеты. Вы верите оптимистичным заявлениям руководства соцстраховского фонда: мол, никакого кризиса нет, Social Security просто претерпевает некоторые структурные изменения – как многое в этом новом мире, в котором мы живем...

Не покупайтесь на «рыночную» пропаганду

Изменения эти заключаются в следующем. Во-первых, власти тихой сапой поднимают пенсионный возраст: для тех, кто будет выходить на пенсию через 20 лет, он уже составляет 67, а для еще более молодых будет 68. Видимо, постепенно доведут до семидесяти. Досрочную – раннюю – пенсию в 62 года, как я уже говорил, вероятно, ликвидируют.

Во-вторых, идет подспудное наступление на традиционную пенсию как таковую: государство пытается переложить бремя пенсионного обеспечения на самих будущих пенсионеров. Американцам внушают, при участии правоконсервативных апологетов приватизации во имя «свободной рыночной экономики», что для кошелька пенсионеров лучше получать меньше денег в виде государственной пенсии, зато больше – за счет своих собственных сбережений (пенсионные планы 401(k), которые есть во многих компаниях, IRA – индивидуальные пенсионные счета – и др.). Мой совет: не верьте этим заявлениям.

Журнал The Week отмечает, что рост доходов пенсионеров в последние годы происходит не за счет пенсионных сберегательных планов (и уж тем более не за счет государственной пенсии, которую в этом году вообще не индексировали, оставив на прошлогоднем уровне), а только благодаря вынужденной работе пенсионеров. Люди, которые не успели к пенсии ни разбогатеть, ни обнищать, не могут свести концы с концами и берут любую работу, чтобы элементарно выжить.

Журнал добавляет демографическое соображение: при нынешней высокой продолжительности жизни сбережений нужно иметь очень много – лишь отдельным состоятельным гражданам удается преодолеть эту планку. Только у 10% американцев в возрасте от 32 лет до 61 года имеются приличные накопления на старость – в среднем $274 000. А миллион долларов и больше – лишь у одного процента лиц из этой, очень многочисленной, возрастной категории. Что это значит? То, что подавляющее большинство американцев не имеет достаточных сбережений для безбедной старости. А поскольку государство дает пенсии Social Security все более скупо, то тем, кто в старости ни беден, ни богат, приходится работать, забыв о «заслуженном отдыхе».

Итак, часть работающих пенсионеров – это те, кто поверил в заклинания о «священной» рыночной экономике и ее примате над «государственными подачками», кто попытался накопить денег на старость, а потом был вынужден податься на рынок труда – чаще всего без возможности выбора: бери ту работу, которую дают. Но есть и те, кто сознательно работает до последнего вздоха без оглядки на материальные выгоды или потери, – лишь бы работать, лишь бы каждый день вставать по звонку будильника и ехать в некое «присутственное место».

Вы работаете – ваша пенсия меняется. Иногда

Ключевой вопрос в контексте темы работающих пенсионеров – то, как работа влияет на их общий доход, в том числе на размер пенсии Social Security.

Начнем с ранних пенсионеров – тех, кто вышел на пенсию в 62 года и получает пенсию в сокращенном (75%) размере. Для этой категории пенсионеров есть ограничения: так, на 2016 год установлен лимит заработка $15 720 в год, после которого начинаются вычеты: $1 из каждых заработанных сверх лимита $2 заберет Дядя Сэм.

В последний год перед достижением полного пенсионного возраста (например, 66 лет) IRS умерит свою жадность и будет брать не половину, а треть вашего заработка сверх дозволенного лимита. Причем этот дозволенный лимит уже тоже будет другим: на 2016 год он установлен в размере $41 880 (каждый год лимиты пересматриваются).

Затем, после достижения полного пенсионного возраста, все ограничения на заработки снимаются – зарабатывайте, сколько хотите, без всяких вычетов.

Каждый год Администрация Social Security анализирует доходы работающих пенсионеров. Пенсия каждому из них была начислена исходя из среднегодового заработка за лучшие по доходам 35 лет из общего трудового стажа (или меньшего срока, если столько не набирается). Стаж, замечу попутно, учитывается только американский. А любые разговоры о пенсии, заработанной в СССР или постсоветских государствах, – прямая дорога к сокращению американской пенсии: ее назначают за вычетом иностранных пенсий.

Так вот, если соцстрах увидит, что, работая после выхода на пенсию, вы зарабатываете больше, чем в любой год из тех лет, которые легли в основу расчета вашей пенсии, вам сделают перерасчет: вместо худших по доходам лет подставят лучшие, которые у вас появились после выхода на пенсию. Правда, помните, что налоговое ведомство присылает данные в SSA (Social Security Administration) с большим опозданием – до двух лет. Так что не ждите моментального повышения пенсии, если вдруг вам удалось, будучи пенсионером, найти высокооплачиваемую работу, какой не было в ваши самые продуктивные годы. Но вы свое получите – «награда найдет героя».

«Денег нет, но вы держитесь»? Come on!

«ВНС» уже рассказывала о том, что есть нетрудные пути финансового спасения Social Security в полном масштабе, без всяких урезаний размеров пенсий и без повышения пенсионного возраста. (Например, правительство берет деньги взаймы у пенсионеров – из Трастового фонда Social Security – под крайне низкий процент: процент можно легонько повысить, и тут же решатся все финансовые проблемы соцстраха). Райан Купер, корреспондент журнала The Week, считает, что есть совершенно реальные предпосылки даже для увеличения пенсий! Он, в частности, пишет:

«Предыдущие сокращения надо объявить недействительными. Полный пенсионный возраст надо вернуть к 65 годам. Размер пенсий для всех категорий пенсионеров надо увеличить на треть. Это – в среднем. А для тех, кто находится внизу и посередине, повышение пенсий должно быть еще больше... Отрицательные госбюджетные последствия такого повышения следует компенсировать с помощью более высоких налогов на богатых. Требуемые для такой реформы $300 млрд могут быть получены путем повышения налога на фонд зарплаты (payroll tax, который платят на паях работодатели и наемные работники. – И.Б.) и ликвидации фондов 401(k) с перемещением содержащихся в них средств в государственный пенсионный фонд».

Эти радикальные мысли, возможно, столь же нереалистичны, как и расчеты на «благотворную» коммерциализацию пенсионного обеспечения. Отличие заключается в том, что в первом случае речь идет о легитимном поиске новых путей финансирования соцобеспечения в полном объеме, а во втором – о незаконных попытках переложить бремя финансовых обязательств государства на плечи граждан. (Говоря словами российского премьера Дмитрия Медведева, «денег нет, но вы держитесь».) Социальную сферу пытаются превратить в бизнес – что уже произошло с медициной и образованием. Этого нельзя допустить.