“Похищение из сераля” вернулось в Мет, а к Джеймсу Левайну вернулась энергия

Это старая постановка - 1979 года, и ее премьерой дирижировал Джеймс Левайн, в расцвете сил и надежд: с момента его назначения главным дирижером Метрополитен-оперы прошло тогда всего три года.

“Похищение из сераля” вернулось в Мет,  а к Джеймсу Левайну вернулась энергия
Сцена из оперы Моцарта "Похищение из Сераля"

“Похищение из сераля” Моцарта потом несколько раз возвращалось в том же виде на сцену Мет - в последний раз это было в 2008 году. Левайн не всегда стоял за пультом. Но нынешнее возвращение он пропускать не стал. И 22 апреля, когда я была на спектакле, казался непривычно энергичным и воодушевленным. Может быть, хотел показать, что рановато его списывать с оперного корабля.

Несколько намеченных на этот сезон «Похищений» будут последними спектаклями маэстро в роли музыкального руководителя Мет. Со следующего сезона он станет «почетным», и уже не должен будет отвечать за артистическое здоровье оркестра, хора, солистов, а также репертуар, творческую политику и так далее... Впрочем, в последние годы он этим практически и не занимался, отвлеченный борьбой с собственным телом. Призывы к отставке шли со всех сторон и становились все громче, Левайн уходить не хотел.

Но в этот вечер казалось, что перевод в категорию «почетного» снял с его плеч груз ответственности (он будет в следующем сезоне дирижировать тремя операми, которые знает и любит, и работать в программе молодых певцов) и освободил его - с таким наслаждением и легкостью он вел спектакль.

Да и как не наслаждаться? Моцарт, выполняя заказ для недавно открытого Бургтеатра, сочинял в стиле насаждавшегося императором Иосифом II национального зингшпиля, то есть комедиии на немецком языке, где несложные музыкальные номера чередуются с разговорными диалогами. Но будучи Моцартом, он не мог не вложить в музыку все свое виртуозное мастерство. В результате - смесь комедии с музыкой невероятной красоты, очарования и эмоционального богатства. Император, кстати, такого не ожидал и прокомментировал услышанное знаменитой репликой «Очень уж много нот, мой дорогой Моцарт!». Любители музыки, однако, ничего против обилия таких нот не имеют.

Дизайн спектакля (Джоселин Херберт), в духе царившего в 70-е годы минимализма, лаконичен, но дает ровно столько, сколько нужно для понимания того, что дело происходит в восточном серале и что все это - милая шутка: яркая, почти лубочная палитра контрастных красок - пронзительно синего, ярко-красного, ослепительно-белого, условные очертания минаретов, кипарисов и куполов, стильные, но слегка пародийные костюмы.

Однако главный ключ к успеху оказался в руках солистов, и тут победили женщины (они и по сюжету всегда добиваются своего): Альбина Шагимуратова (Констанца, пленница и неразделенная любовь паши Селима) и Кэтлин Ким (ее служанка и тоже пленница Блондхен). Обе - колоратурные сопрано, первая - с более теплым и темным тембром, вторая - с более звонким, инструментально чистым. Ким к тому же блестящая комическая субретка, особенно в сценах с высоченным басом Хансом-Петером Кенигом (в роли слуги Осмина, имеющего свои виды на хорошенькую Блондхен и потому ревностно следящего за передвижениями Педрилло и Бельмонта). А Шагимуратова, у которой арии одна сложней другой идут почти сплошным потоком, демонстрирует не только виртуозность, но и необыкновенную чуткость к сложным и многообразным эмоциям своей героини. Моцарт, как принято было в его время, сочинял «Похищение» с учетом конкретных исполнителей конкретной труппы и, судя по этой роли, у него была выдающаяся певица.

Мужчины - Пол Эпплби в роли Бельмонта, жениха Констанцы, и Брентон Райан (слуга Педрилло, влюбленный в Блондхен) вокально не так совершенны. Ничего не поделаешь: с тенорами в мире нынче трудно. Но делу оба отдаются со страстью и создают довольно живописные характеры: благородного романтика и комического простака. Аналогичную динамику Моцарт использует в «Волшебной флейте», в характерах двух пар: романтические господа (принц Тамино и принцесса Памина) и комические слуги (Папагено и Папагена). В опере есть и чисто разговорная роль - паши Селима, чье добросердечие приводит оперу к счастливому финалу.   

Сезон в Мет завершается 7 мая. «Похищение из сераля» пройдет еще только трижды: 30 апреля, 3 и 7 мая. Не советую также упускать возможность услышать Хиблу Герзмаву, которая впервые поет партию Дездемоны на сцене Метрополитен-оперы (осталось два спектакля - 2 и 6 мая) в опере Верди «Отелло». Главную роль исполняет Александр Антоненко. Дирижер - Адам Фишер. Герзмава только что получила в России «Золотую маску» как лучшая оперная певица года - за роль Медеи в одноименной опере Керубини (постановка ее родного театра им. Станиславского и Немировича-Данченко). Между тем Мет-опера 1 мая большим гала-концертом с обедом и супердорогими билетами отметит 25 годовщину выступлений в Метрополитен-опере Рене Флеминг. Но главное, есть надежда, что в конце сезона мы узнаем имя следующего главного дирижера компании.    

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру