Развод по-американски и по-человечески

02.09.2015 в 20:29, просмотров: 6199

Исповедь светловолосой русалочки тронула, полагаю, даже грубые сердца - не говоря уже о нежных и чувствительных. Гвинет сумела не только преодолеть собственную душевную боль, но и подумать о пользе ее тяжкого опыта для других. Она поставила себе целью внушить ближним: развод может быть делом мирным - а главное, не травмирующим детей.

На страницах журнала «Тайм» Гвинет трогательно поведала, что на мужа не сердится, и вообще отныне они будут еще крепче держаться друг друга, ибо не хотят ранить неокрепшую психику малышей визитами папы по судебному предписанию. Крис и Гвинет собираются ходить с детьми в парки, в театры, в кафе, «дэдди» сможет оставаться в бывшей семье с ночевкой...

Согласитесь, подобное стоит уважения: люди не стали собачиться, не перегрызлись вусмерть за нажитое, хотя состояние делили очень крупное. Они не говорят друг о друге гадости. Звездные «экс» решили, что совместный досуг - да просто человеческая дружба, наконец! - вполне возможны и при новом матримониальном статусе. Как мило!

На полностью идиллический лад эта история все-таки не настраивает, но определенные уроки целительной порядочности, безусловно, дает.

«Одни – по любви, другие – по глупости...»

Разгадки феномена развода нет как нет. По свидетельству Бюро статистики, практически каждый второй семейный союз в США рушится. Институт брака согнулся под тяжестью огромного вопросительного знака. Поневоле вспоминается старый-престарый монолог хазановского шлимазла из кулинарного техникума: «Вот для чего люди женются? Одни по любви, другие по глупости.. »

Американцы глупостей предпочитают не делать и вовсю пользуются свободой жить с партнером без всякой узаконенной регистрации отношений. Потом вдруг случается таинственное нечто – и вчерашние «бойфренд-герлфренд» влекутся в мэрию или в божий храм, зачастую и туда, и сюда. Дальше как у Жванецкого: а включаешь – не работает...

Наш сегодняшний консультант, нью-йоркский адвокат Владимир ГОЛДСТЕРН – человек профессионально строгий. Однако на вопрос, отчего люди, не скованные условностями, все-таки стремятся скрепить свой союз легитимно, отвечает с долей сентиментальности:

- Ну, как же, традиция... Бабушки венчались или шли под хупу. Союз, освященный небесами. Платье белое... «И только смерть разлучит нас»... Ну и, конечно, вопрос социального статуса - достаточно серьезный, особенно для женщины: на замужнюю общество смотрит несколько иначе, нежели на свободную. При всех уровнях нескованности! Можно интерпретировать порицание дамы, не имеющей мужа, как обывательское – но что есть, то есть.

- И все-таки исходя из вашего опыта: отчего люди, для которых еще вчера счастьем было просто прикоснуться друг к другу, разводятся?

- Подобный вопрос было бы уместнее задать социологу и психологу. Или поэту... Разговор о юридических аспектах хорошо начать с шутки: основная причина развода – брак. То есть каждая семья – маленький, а то и большой театр, в каждой разыгрываются свои сценарии, по которым жить вместе порой, увы, оказывается невозможным. Если совсем без шуток, то в законоуложении штата Нью-Йорк обозначены основные причины развода. Первая, драматичная: жестокое обращение одного из супругов с другим. Когда именно эту причину удается доказать, судья, как правило, не взывает к миру, не настаивает, чтобы муж и жена подумали еще и пришли через какое-то время: разведут их быстро.

Причина вторая: один супруг покидает другого. Иногда по собственной инициативе, иногда, что называется, бывает выталкиваем взашей. Если при таком раскладе двое не живут вместе год, это является основанием для развода. Бывает, что супруги квартируют на одних метрах, но отношений между ними нет: год такого платонического сосуществования – тоже основание для развода.

Еще одна причина – заключение одного из супругов в тюрьму на длительный срок. Часть третья статьи сто семидесятой Закона о семейных отношениях защищает оставшегося на воле: если он (она) не хотят примиряться с участью соломенного вдовца или вдовы, это признается уважительной причиной для расторжения брака.

- Слышала я, что пуще всякой тюрьмы семьи разбивает супружеская измена...

- Непопулярное основание. Грязно, муторно, тошно. Я не рекомендую подающим на развод хвататься за эту сомнительную соломинку. Нужны неоспоримые доказательства, свидетели. Порой доходит до курьезного: один из супругов чистосердечно признается – да, был грех! – а судья говорит «нет». За виноватым следил частный сыщик, человека видели возле некоего дома, где якобы живет предмет его страсти? Ну и что, просто мимо шел... Я стараюсь убедить клиентов не собирать на супруга, которого решено перевести в разряд бывшего, компромата такого рода: слишком велики душевные потери.

Чтобы не было

мучительно больно...

- В русскоязычной общине более, чем развод, популярен так называемый «сепарейшн» или «сепарейт»...

- Вначале коснемся «сепарейта» бессрочного, без реального намерения развестись: когда-то он помогал словчить и получить от государства два денежных пособия по бедности вместо одного. Теперь эта форма якобы расторжения отношений теряет популярность: подающим прошение о пособии SSI недавний «сепарейт» не поможет, государство раскусило хитрость. Хотите вести раздельное финансовое существование – пожалуйста, разводитесь по полной программе. «Сепарейт» реальный, не липовый довольно часто является первой ступенькой к разводу. Статья сто семидесятая, часть пятая. Есть решение суда о раздельном проживании, супруги не живут вместе год – пожалте идти по жизни врозь.

Бывает раздельное проживание по зафиксированному письменному соглашению без решения суда – но спустя год и этого документа может оказаться достаточно для того, чтобы развестись. И, наконец, причина, самая популярная в штате Нью-Йорк: распавшиеся отношения без возможности восстановления, так называемый no-fault divorce. В отличие от прецедента «бросания» тут не надо никого винить. Согласие обоюдное, шесть месяцев прошло – стороны свободны друг от друга.

- Но пути к этой свободе редко бывают усеяны розами: драмы, страсти в клочья.... Есть ли способ сделать разводы - ну, не то чтобы безболезненными, но хотя бы менее тяжелыми?

- Процессуально разводы делятся на неоспариваемый и оспариваемый одной из сторон. Первый, мирный, начинается с того, что истец подает на развод, ответчик не оспаривает утверждений истца и подписывает соответствующий документ – affidavit. Или не подписывает – но проходит время, и по умолчанию супругов разводят.

- А если один не дает добро? Известно даже неспециалистам: развод без согласия сторон – это тяжба, мука мученическая...

- Долго, дорого, нервозно! Но что тут поделать: уязвленный идет на малодостойный принцип, задается целью разорить, замучить свою бывшую половину. В таких случаях я рекомендую людям взять себя в руки, унять кипящие страсти и вместо того, чтобы отдавать деньги адвокату – вот вам опровержение мифа о корыстности нашего племени – потратить их на детей, на себя. Развод ведь состоится в любом случае, злоба - плохой помощник при попытке наладить отношения, никакая статья закона не помогает удержать кого-либо насильно.

 

«Тебе половина - и мне пополам...»

- Кстати, о разорении... В Америке существует документ, именуемый добрачным договором о праве на имущество. Для нас, выходцев из страны, где честная бедность была одна на всех, с небольшими исключениями, его существование является некоей странностью. Живое чувство – и одновременно подписание сугубо бухгалтерского документа. Разве любовь подвержена инвентаризации?

-На самом деле, Prenuptial Agreement – документ совершенно необходимый. Кстати, если он подписан, но люди раздумали жениться, договор распадается. Если же брак все-таки заключается, адвокаты советуют договор подписать. А наши смущенные соотечественники отнекиваются: да ладно, к чему это... По соображениям высокого порядка. Я не настаиваю: как хотите. Но теряя при разводе заработанное трудом или накопленное годами, они потом сожалеют.

- «Они» – это, надо понимать, те, кто при заключении брака имел больше. Приходилось слышать горестные истории: жена была никем, захребетницей – а при разводе оттяпала половину имущества супруга-труженика. Или муж почти не работал, жена стала специалистом – а потом вынуждена отдавать заработанное недостойному бездельнику.

- Сколько пар – столько и вариантов. Не забыть сказать: если при заключении брачного контракта супруги что-то утаили, то при разводе судья его аннулирует и имущество делится пополам. Похожую ошибку совершил на брачных путях своих сверхпопулярный сейчас Дональд Трамп... Так вот, о справедливости. Не торопитесь обвинять жену, которая в свое время не сделала собственную карьеру, но дала мужу, имеющему цель подтвердить свою квалификацию врача, возможность сдать тяжелые экзамены, пройти резидентуру, подняться профессионально.

Теперь он – звезда, а она уже не сможет найти достойной работы, и учиться поздновато. К тому же, привыкла к определенному образу жизни: отнять все, и семью, и финансовые привилегии – неоправданно жестоко. В такой ситуации лицензия мужа-врача считается собственностью обоих: помогли тебе взлететь высоко – теперь честно поделись. Алименты супругу присуждаются на определенное количество лет в зависимости от того, сколько прожито вместе.

- Еще вопрос. В стране победившего атеизма не было прецедента религиозных браков. В цивилизованном мире они есть – стало быть, должен существовать и соответствующий развод. Как выясняется, получить его сложно, а порой просто невозможно.

- У католиков развода нет. Пока супруги живы, они остаются супругами. Религиозный развод есть у евреев – так называемый «гет», но известны случаи, когда муж не дает его никакими силами. Людям верующим есть смысл заключать и секулярный, и религиозный союзы: секулярный можно расторгнуть.

- В контексте сегодняшнего диалога банальный вопрос, что бы вы хотели пожелать нашим читателям, прозвучал бы саркастически...

- Почему, я готов пожелать всем и каждому не ухудшать статистики и без того печальной. Живите в ладу и мире! Если же мира не выходит, на пути к расторжению брака оставайтесь людьми: душа будет целее.