Опасности жанра

12.08.2015 в 21:49, просмотров: 1551

Известно: танцовщики классикой ограничиваться не хотят и любят новые, особенно созданные для них балеты. Но большие компании не слишком поворотливы, и нового материала на всех не хватает. Вот тут как нельзя кстати оказывается то, что делает компания «Ардани Артистс». 

Опасности жанра

Начиная с «Королей танца», ее глава Сергей Данилян создает программы-бенефисы известных танцовщиков, в которых использует современную хореографию, часто специально заказанную с учетом индивидуальности каждого солиста. Дело это столь же полезное для развития современного балета, сколь и трудоемкое и даже неблагодарное: никогда не знаешь, что получишь - то ли «Красоту в движении» Дианы Вишневой и незабываемого «Лунного Пьеро» Ратманского, то ли нечто вторичное, необязательное и длинное, вроде балета "Zeitgeist" английского хореографа Аластера Мариотта, которым открылся вечер «Соло для двоих» с участием Натальи Осиповой и Ивана Васильева в нью-йоркском Сити-центре.

Процесс рождения спектакля тоже чреват сюрпризами. «Соло для двоих» задумывалось пять лет назад, в разгар романа двух звезд и постоянных партнеров, а в нынешнем виде реализовалось только сейчас, когда Осипова блистает в качестве примы "Ковент-Гардена", а Васильев все больше выступает в России и недавно женился на солистке Большого Марии Виноградовой. Из первоначальных «балетов для двоих» остался только "Facada" португальца Артура Питы, который оказался самой увлекательной частью вечера.

Эта мини-драма началась меланхолическим «испанистым» соло на уде (арабская лютня) автора музыки Фрэнка Муна. Потом - приготовления к свадьбе (невозмутимая Дама в черном - Элизабет МакГорян) и ликующий танец босоногой невесты (Осипова).

Второй ликующий танец принадлежит уже жениху (Васильев), но исполняется не перед свадьбой, а после того, как, издав испуганный вопль, жених сбегает из-под венца и отдается восторгу новоприобретенной свободы. Невеста, пролив реки слез, придет в себя, снимет фату и отомстит, закончив балет еще одним, куда более мрачным и отчаянным соло на могиле предателя.

Балет полон юмора и психологически точных деталей и эффективно использует артистизм каждого солиста. Оба соло Осиповой незабываемы сочетанием эмоциональной интенсивности и пластической натуральности.

Увы, "Zeitgeist", созданный для Лондонского королевского балета и с участием его танцовщиков, в том числе премьера Эдварда Уотсона, выглядит напрасной тратой таланта балерины. Возможно, Мариотт сначала решил делать балет на музыку Скрипичного концерта Филиппа Гласса, а уж потом обнаружил, как ее много и непонятно, что с ней делать. Отсюда - бесконечные бессмысленные вращения, повторы и прыжки.

Не спасают ни компьютерное видео в оформлении, ни огненная энергия и техническое совершенство Осиповой, ни несколько удачных моментов в центральном лирическом дуэте Осиповой и Уотсона. «Дух времени» оказался суетой вокруг пустоты. Может, это и есть его идея?

В «Моцарте и Сальери» Владимира Варнавы идея понятна сразу и, увы, банальна: «гуляка праздный» (Моцарт-Васильев, в своих коронных вращениях и прыжках, исполненных под звуки арии «Мальчик резвый, кудрявый, влюбленный») и мучимый черной завистью коллега-отравитель (Сальери-Варнава). Впрочем, сам Варнава был очень выразителен в роли злодея Сальери, чей музыки мы, увы, в балете не услышали. А жаль! Он был хорошим композитором и травить Моцарта ему не было никакого смысла.