Швондеры от образования

Чтение еще никого не испортило

29.07.2015 в 16:08, просмотров: 1639

Прокуратура Златоуста Челябинской области предписала директору летнего лагеря изъять из библиотеки книги, читать которые детям не положено. Помощник прокурора Анна Морозова назвала три книги. 

Швондеры от образования

Она полагает, что свободный доступ к ним детей и подростков противоречит закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью». «До 12-летнего возраста, - заявила г-жа Морозова, - детям запрещены, в частности, книги ужасов, «Собачье сердце» Михаила Булгакова, до 16-летнего - «Тысяча и одна ночь», до совершеннолетия - серия «Анжелика» Анны и Сержа Голон».

Передо мной вышеназванный федеральный закон в редакции от 29 июня 2015 года. Никаких конкретных названий или авторов в нем нет. Выражение «книга ужасов» тоже отсутствует. Единственный параграф закона, который можно с натяжкой отнести к «Собачьему сердцу», - это запрет распространять среди детей моложе 12 лет информацию, «обосновывающую или оправдывающую допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающей осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным».

Однако далее в законе говорится, что такая информационная продукция допустима для детей до 12 лет, если в ней сцены насилия и жестокости носят эпизодический характер и «при условии, что выражается сострадание к жертве». Исключение составляют враги государства - к ним можно применять насилие и жестокость в любых масштабах на глазах у малых детей.

Подпадает ли под этот запрет «Собачье сердце»? Действительно, профессор Преображенский применил к Шарику насилие, на что Полиграф Полиграфович ему и указывает: «Ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются. Я, может, своего разрешения на операцию не давал. А равно (человечек возвел глаза к потолку, как бы вспоминая некую формулу), а равно и мои родные».

Однако вряд ли разумно требовать, чтобы ученые-физиологи получали согласие на операцию от подопытных животных, тем более от их родственников. Свою «животную» профессор, как известно, благополучно вернул в первоначальное состояние (и вполне ей сочувствовал, осетриной кормил). А Клим Чугункин помер без его участия, и пьяную драку в пивной Булгаков не описывает. Так что я на месте начальника лагеря с предписанием прокуратуры поборолся бы.

Что касается двух других книг, то ведь издатель определяет возрастной ценз на глазок, и почему на «1001 ночи» стоит маркировка 16+, а на «Анжелике» - 18+, понять невозможно. Первая во многих отношениях гораздо фривольнее второй. Кстати, в моем детстве «1001 ночь» в библиотеке пионерлагеря была, и мы с упоением читали ее вслух в тихий час и после отбоя при свете карманного фонарика.

«Анжелика» в советском прокате тоже шла с маркировкой «Детям до 16 лет вход воспрещается». Но хотел бы я посмотреть на своего лоха-ровесника, который ее не видел бы, и не по одному разу. Как мы проникали на строго охраняемые сеансы - отдельный разговор, но и в то время были здравомыслящие люди, усвоившие библейскую истину о том, что запретный плод особенно сладок.

Для России случай в Златоусте далеко не единственный. Но не новость он и для Америки, да и для любой другой страны мира. Сколько существуют книги, столько их и запрещали, на чем бы они ни были написаны - хоть клинописью на глиняных табличках, хоть иероглифами на папирусе. «Науку любви» Овидия император Август не только запретил, но и самого его выслал из Рима в 9 году нашей эры.

Спустя почти два тысячелетия, в 1930 году, американская таможенная служба запретила «Искусство любви» к ввозу в США. В том же году американская таможня конфисковала при попытке ввоза несколько экземпляров вольтеровского «Кандида», выписанного Гарвардским университетом. В разное время в Америке были запрещены «Кентерберийские рассказы» Чосера, «Декамерон» Боккаччо, «Молль Флендерс» Даниеля Дефо, та же «1001 ночь»...

Особенно усердствуют школьные советы. В 1995 году сразу несколько школьных округов в разных штатах выбросили из школьных библиотек антирасистский роман Харпер Ли «Убить пересмешника», в 1996-м - «Приключения Гекльберри Финна», в 2001-м - «Над пропастью во ржи», в 2002 году - цикл о Гарри Поттере. В таких случаях я говорю одно: страна большая, дураков много.

Запретители пребывают в наивном заблуждении, что если ребенок не прочтет в книжке о существовании зла, жестокости, секса или наркотиков, то все эти плохие вещи сами собой исчезнут. Позволительно спросить: откуда самим блюстителям нравственности известно обо всем этом?

Героини двух главных русских романов, «Преступление и наказание» и «Воскресение» - проститутки, а героиня третьего, Анна Аркадьевна Каренина, изменяет мужу. А сколько насилия, жестокости и секса в Библии! В оперу детям вообще ни ногой нельзя: там что ни героиня, то куртизанка. Пошлость и неприличие - не в этих произведениях, а в головах запретителей.

В наш век информационных технологий запреты особенно смешны. Если уж мы в свое время умели пробираться на киносеанс для взрослых и добывать из запертых шкафов книжки «про это», то сегодня и подавно дети умеют обходить родительские фильтры на телевизорах и компьютерах.

Но и умных людей в Америке хватает. Поэтому каждый год в середине сентября в американских библиотеках и книжных магазинах проходит Неделя запрещенной книги. Авторы книг, запрещенных школьными советами, и популярнейшие актеры читают детям вслух отрывки из этой литературы.

Да и сами школьники не лыком шиты: они объединяются и в судебном порядке отстаивают свое право читать и думать над прочитанным. На их счету все больше выигранных судебных исков - обскуранты от образования отступают.