Киевский «браток» пошел на войну

03.09.2014 в 15:51, просмотров: 17927

Друг моей мятежной московской юности, ныне покойный Дмитрий Виноградов, сын Ольги Всеволодовны Ивинской, подруги и музы Бориса Пастернака, был замечательным поэтом и обаятельным человеком. 

После смерти Пастернака семье пришлось несладко: Ивинскую с дочкой Ириной арестовали, а Митечку, как мы его звали, забрали в армию, о чем он потом вспоминал бравой фразой: «Когда я служил под знаменами маршала Малиновского»ѕ Эту фразу я вспомнил в связи с тем, что недавно под знаменами министра обороны Украины генерал-полковника Гелетея оказался один интересный вольноопределяющийся.

В Российской Императорской армии и Флоте так называли нижних чинов, поступивших на военную службу добровольно и пользовавшихся определёнными льготами. В сегодняшнем Киеве таким оказался 53-летний Вячеслав Константиновский, который на пару с братом-близнецом Александром стоит на 44-м месте по богатству в этой стране, располагая активами в 344 млн долларов. Наперед скажу, что в России это место занимает дагестанский нефтяник Александр Джапаридзе со своими 2,3 млрд долларов, но у свободной от российского диктата Украины все впереди.

Или позади. Так или иначе, братья Константиновские владеют холдингом «Киев-Донбасс» и компанией Kyiv Donbas Development Group, сетью ресторанов «Пузата хата» и Carte Blanche, а также мелочью вроде двух жилых комплексов и жилого дома.

Как сообщило в начале августа украинское издание газеты «Аргументы и Факты», миллионер Вячеслав Константиновский «на собственном примере демонстрирует рядовым украинцам, как нужно защищать Родину» и «не только вступил в батальон «Киев-1» и отправился в зону АТО, но и продает собственный автомобиль Rolls-Royce Phantom, чтобы помочь парням на передовой».

Объявление о продаже «Фантома», который стоит четверть миллиона долларов, он разместил в Интернете и в интервью «АиФ Укр.» пояснил, что готов продать его «или обменять на вещи, необходимые нашей армии». Позже Вячеслав Костантиновский сообщил, что машину он продал «сознательному гражданину России» за 180 тыс. долларов, хотя сам заплатил за нее 800 тысяч. Полученные деньги он намерен потратить на лечение раненых, а также на закупку техники и спецсредств для армии... - каски «Шуберт», бронежилеты, внедорожники, прицелы ночного видения для снайперских винтовок, автомобильные тепловизоры».

По словам Вячеслава Костантиновского, у него «есть специальный человек, который хорошо разбирается в военных спецсредствах». Он также рассказал, что они с братом «были на Майдане с первых дней», а «в марте, в связи с оккупацией Крыма, создали группу быстрого реагирования по противодействию мародерству - чтобы противостоять тем, кто занимался мародерством, прикрываясь Майданом».

С этой группой в составе 50 человек, оснащенных куда лучше остальных, он и пошел на войну под знаменами генерал-полковника Гелетея. По словам Вячеслава Константиновского, в батальоне «Киев-1» многие не знали, кто он такой, хотя, по его же словам, он воюет со своей группой. «Работаю вместе со всеми, - пояснил Вячеслав Леонидович. - Нужно канаву рыть - беру лопату, нужно на блокпосту стоять - буду стоять, нужно стрелять - беру в руки оружие и иду вместе со всеми».

В тот же день, когда «АиФ Укр.» поместила интервью с Вячеславом Константновским, в интернет-издании лондонской газеты Daily Express появился материал ее репортера Диона Дассанайеке «Украинский плейбой дает миллионы на войну с пророссийскими повстанцами». Вкратце пересказав содержание украинского интервью (что при разнице времени между Киевом и Лондоном в минус два часа нереально, но при предварительной согласованности возможно), британский журналист от себя проставил политический акцент, четко отражающий мнение западных СМИ на события в Украине.

«Прожив семь лет в Америке, - написал англичанин с неанглийской фамилией, - Константиновский и его брат вернулись в Украину и создали свою многомиллионную империюѕ Братья настроены антимосковски, и в 2006 году Русская мафия (Russian mafia) предположительно собиралась убить их, чтобы завладеть их бизнесом. Это вскрылось после совместного расследования ФБР и украинской полиции.

В итоге это привело к аресту в Нью-Йорке подозреваемых Мони Эльсона и Леонида Ройтмана. Министерство юстиции США считает арестованных "фигурами русской организованной преступности" (Russian organised crime figures)».

О том, что уже отживший ярлык времен СССР «русская мафия» не относится только к россиянам, и теперь ее называют «евразийской», говорено-переговорено, но «русскими» по-прежнему называют всех выходцев с территории бывшего Советского Союза. Сегодня среди западных журналистов общего профиля мало кто помнит, что «русская мафия» в США выросла и окрепла в пору брежневской иммиграции, которая в основном состояла из советских евреев, а ее преступное ядро было представлено больше украинскими и белорусскими, чем российскими евреями.

Однако из статьи Диона Дассанайеке следует невообразимая чушь, будто «русская» (читай «пророссийская») мафия руками своих киллеров - одесского еврея Лени Ройтмана и кишиневского еврея Мони Эльсона замыслила ликвидацию двух богатых украинских близнецов-патриотов, чтобы завладеть их богатством точно так же, как Путин Крымом.

И тут впору вернуться к украинскому интервью. «Нужно стрелять, - заявил в нем Вячеслав Константиновский, - беру в руки оружие», и это была чистая правда. «В детстве мы вместе с братом занимались классической борьбой, - сказал он в другом интервью. - В возрасте 18 лет мы с братом стали мастерами спорта и сами зарабатывали себе на жизнь, разъезжая по соревнованиям». Это уже была полуправда, так как в молодости братья были бандитами по кличке «Братья Карамазовы» и привезли это «погоняло» в Нью-Йорк, где занимались тем же в банде покойного Алика Магадана, он же Олег Асмаков.

Вот письмо от 24 ноября 1997 года первого замначальника Управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Службы безопасности Украины В.Шереметы, в котором тот благодарит представителя ФБР США в Украине "за сотрудничество в деле про преступную деятельность С. Могилевича...".

Шеремета написал, что «безопасность коммерческой структуры "Киев-Донбасс" и банка "Надра" обеспечивают братья Константиновские - Александр Леонидович и Вячеслав Леонидович, 1960 года рождения, которые в настоящее время проживают в Украине и известны в преступной среде как "Братья Карамазовы", тесно связанные с российской преступной группировкой "Солнцевская" (г.Москва). Указанная группировка подконтрольна Могилевичуѕ"

А вот письмо от 29 февраля 1999 года в главк украинской военной разведки от начальника Управления криминальной разведки Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины полковника В.Кура: "ѕдля расследования уголовного дела №ѕ крайне важным является получение объективной и всесторонней информации ѕ относительно: Пресмана Александра Семеновича, Могилевича Семена Юдковича, Уберии Вахтанга Шалвовича, Рабиновича Вадима Зиновьевича, Констатиновского Александра Леонидовича, Констатиновского Вячеслава Леонидовича”.

Другой попавший ко мне документ - отчет Таможенной службы США (тогда входившей в Министерство финансов), изданный в ноябре 1997 года с грифом “For Official Use Only ”, то есть “Только для служебного пользования”. Называется он “Анализ угрозы российско-евразийских преступных группировок”, и в главе “Компании-крыши русскоязычной организованной преступности в США” (Front Companies\Businesses) на стр. 33 среди прочего сказано: «8. Компания Х (не буду ее называть) по такому-то адресу в Бруклине.

Автомобиль, зарегистрированный на эту компанию, использовался группой, которая стреляла в Моню Эльсона.ѕ 9. Компания Y в Пенсильвании. Секретарь - Вячеслав Константиновский, казначей - Александр Константиновский. Вячеслав и Александр были членами группы, которая пыталась убить Моню Эльсона». 26 июля 1993 года Моня Эльсон с женой Мариной подъехали к их дому в бруклинском районе Шипсхед-Бей, и когда они вышли из машины, рядом остановился коричневый “Олдсмобиль”, из которого выпрыгнул мужчина в лыжной маске с «шотганом» в руках.

“В нас с Мариной не стреляли, нас расстреливали, - сказал мне Моня Эльсон через несколько лет. - Трудно представить, чтобы женщина могла после этого выжить. На моих глазах она получила 17 пуль в грудь, ей разорвало плечо, сломало челюсть, подбородок... Они просто убивали меня, мою женуѕ Ты не можешь представить, что эти твари тогда сделалиѕ У нас в доме лесенка на второй этаж и там стоит мусорный бак. Марина спряталась там, а этот гад подошел и в упор жахнул в нее...”

Моню тогда тоже основательно продырявили, и в поисках стрелявших он провел частное расследование. «Они что, - сказал он мне про "Братьев Карамазовых" уже из тюрьмы, - хотят, чтобы они убивали Марину на моих глазах и чтобы я это проглатывал?”

Эльсона и Ройтмана арестовали в Нью-Йорке в марте 2006 года действительно в результате совместной украинско-американской операции, причем на аресты обоих прилетели тогдашний начальник киевского УБОП полковник Валерий Гелетей и глава украинского Интерпола Кирилл Куликов.

Первый сейчас министр обороны, а второй ушел в политику. В обвинении утверждалось, Эльсон и Ройтман наняли в Киеве киллеров для убийства братьев Константиновских, причем Моня делал это из мести, а Лёня из корысти. Это замысел с самого начала оказался под контролем киевских убоповцев, кторые известили нью-йоркских коллег.

По сообщениям украинских СМИ того периода и словам Леонида Ройтмана в интервью Владимиру Козловскому и Севе Каплану, Гелетей давно плясал под дудку российского криминального авторитета и бывшего киевлянина Семена Могилевича, был «крышей» братьев Константиновских и провел эту совместную с ФБР операцию, заманив Ройтмана и Эльсона в ловушку. Прошла также информация, будто братья Константиновские дали за это Валерию Гелетею 2 млн долларов и подарили квартиру.

В ноябре 2006 года Ройтман признал себя виновным в том, что для организации убийств «Братьев Карамазовых» летал из Нью-Йорка в Киев, а в декабре Эльсон признал вину в том, что с этой же целью звонил туда. Леонид Ройтман получил 7 лет тюрьмы, а Моня Эльсон 4 года плюс 2 года за нарушение условий надзора по предыдущей судимости.

Эльсон утверждает, что после ареста Ройтман пошел на сотрудничество с прокуратурой и рассказал про себя столько, что ему предложили компромиссный срок до 10 лет и дали 7, потому что меньше не могли. Ройтман в последнем из 11 интервью по русскоязычному радио заявил ведущему Севе Каплану, что с самого начала Эльсона с микрофоном за пазухой к нему подослало ФБР.

«Голос не врет», - сказал Каплан перед этим интервью, очевидно имея в виду, что пишущему журналисту можно верить или не верить, но когда герой выступает в эфире, он, может, и врет, но журналист здесь не причем: вы слышите живой голос. В таких случаях журналисту принято проверять информацию, или, как говорят в народе, «фильтровать базар».

«Моня утверждает в интервью с Александром Грантом, что ты его сдавал», - сказал Владимир Козловский в беседе с Ройтманом в декабре 2010 года. «Ну, это чистое вранье, - ответил Ройтман. - Если у Гранта есть какие-то доказательства того, что я сотрудничал с прокуратурой, пусть он их предоставит в прессе. Кто сотрудничает в Америке с прокуратурой, тот не получает больше всех».

Тогда я пропустил это мимо ушей, но после 11-го радиоинтервью Ройтмана обратился к адвокату Джеймсу Ди Пиетро, который представлял Эльсона в его конфликтах с федеральным законом. В отличие от простых смертных, адвокаты в заявлениях прессе не врут.

«Я представлял Моню в нескольких делах, - сказал мне Ди Пиетро, - и он никогда, ни одного раза не сотрудничал с прокуратурой, а по делу Эльсона и Ройтмана у меня есть очень хорошая информация, что Ройтман несколько раз пытался пойти на сотрудничество, но его уличали во лжи и от его услуг отказывались, ему очень хотелось стать осведомителем. Кто бы вам ни говорил, что Моня был агентом федеральных служб, лжет».

Адвокат Ди Пиетро напомнил, что Эльсона обвинили и судили за преступный сговор с целью убийства «Братьев Карамазовых», потому что Ройтман обратился к Эльсону и рассказал, что состоял в бригаде, которая пыталась убить Моню и его жену Марию. Затем Ройтман сказал Эльсону, что заработал с «Братьями Карамазовыми» много денег, которые можно получить, и если Моня убьет их, он сделает Моню очень богатым человеком. Вот как Моня вошел во все это. «Я знаю это дело во всех мельчайших подробностях, - заявил Джеймс Ди Пиетро, - этот человек говорит неправду. Любой здравомыслящий человек поймет, что в этом деле Моня согласился признать себя виновным и пойти на 5 лет в тюрьму, не будучи федеральным агентом, в ином случае он не попал бы в тюрьму, все очень просто».

Я спросил, можно ли допускать, предполагать или утверждать, что Ройтман сотрудничал с прокуратурой? « Из разговоров с прокурорами и по моему собственному расследованию я знаю, что он очень хотел сотрудничать и встречался по этому поводу, но его уличили во лжи и поэтому не дали ему письмо 5-К1, а предложили 7 лет», - ответил Ди Пиетро.

Письмо 5-К1 составляется прокуратурой в случае, если обвиняемый «оказывает существенную помощь в данном деле и других делах, и прокуратура просит суд снизить ему положенное наказание». Если Моня Эльсон, как намекает Ройтман, получил такое письмо, оно должно лежать в деле, и его адвокат вряд ли рисковал бы своей репутаций, а то и лицензией, публично отрицая это.