Новый «Bертер»

05.03.2014 в 16:59, просмотров: 1474

В наше время оперные премьеры часто планируются в расчете на звезду и ее желание украсить новый спектакль своим присутствием. 

Новый «Bертер»
фото: PhotoXPress
 

Ради Йонаса Кауфмана любую оперу стоит отряхнуть от пыли и поставить заново. «Вертер» Массне в Мет изрядно запылился: последняя премьера состоялась в 70-е годы. Я видела ту постановку уже в 1990-е: добротная, реалистическая, слегка выцвевшая от времени, она органично сливалась с музыкой, тоже добротной, в меру эмоциональной и очень мелодичной.

Написанная в 1887 и впервые поставленная в 1892 году, эта опера принесла Массне первый большой успех и с тех пор ставится в оперных театрах регулярно, как и написанная почти одновременно «Манон». Массне скончался в 1912 году, успев написать около 30 опер, но эти две так и остались самыми популярными.

В основе оперы – роман в письмах Гете «Страдания молодого Вертера» (1774 г.), предвестник романтизма, история восторженной души, трогательно открытой природе и Богу, но потерявшей себя в реальности и погибшей от первой любви.

Массне и его либреттисты (их было трое) кое-что изменили в оригинале: уплотнили события, сжав действие с 18 до 6 месяцев, увеличили роль Софи, младшей сестры главной героини и добавили несколько драматизирующих моментов – скажем, клятву Шарлотты у постели умирающей матери, что она выйдет замуж за Альберта или неожиданное открытие Вертера, уже после встречи с Шарлоттой и вспыхнувшей любви, что Шарлотта обручена с другим.

Даже при всех этих изменениях, опера не событийна: все происходящее в ней – это внутренняя эволюция героев: Вертера, все больше «сползающего» в отчаяние от невозможности обладать Шарлоттой, и Шарлотты, все отчетливей понимающей, что она любит Вертера. И строится она как почти непрерывшая цепь их арий, ариозо и дуэтных сцен.

 Именно сцен – настоящего любовного дуэта нет, есть диалоги, часто похожие на поединки. Вот почему некоторые эпизоды (особенно в первой части спектакля – у Массне это первое и второе действия, в спектакле Мет – это второе действие) могут показаться слегка затянутыми. Но драма набирает обороты к концу, и второе и третье действие уже слушаешь и смотришь, затаив дыхание, и кое-где музыка поднимается просто до вагнеровской или пуччиниевской мощи.

Особенно если в спектакле есть такие исполнители, как в нынешней постановке Мет: молодой, но глубоко чувствующий музыку Массне французский дирижер Алан Алтиноглу, нашедший в ней и внутреннее движение, и тончайшие детали настроений, отзывчивый и виртуозный оркестр Мет-оперы, и все без исключения солисты, включая звонкоголосую Лизетт Оропезу в роли Софи, Давида Бизика в роли Альберта. Кауфман (Вертер) и француженка Софи Коч (Шарлотта), обладательница сочного и довольно светлого по характеру меццо-сопрано впервые встретились в этой опере четыре года назад, на сцене Парижской Гранд-опера (этот спектакль есть на DVD), и это заметно: они настолько органичны, что слово «исполнитель» тут не подходит: они живут на сцене, они – Вертер и Шарлотта, и каждая нота, каждый нюанс в их партиях ими многократно осмыслены и прочувствованы, не без помощи режиссера Ричарда Эйра.

Если вы не любите осовремененных концептуальных постановок и вообще предпочитаете не ломать голову над режиссерскими шарадами, а просто наслаждаться музыкальной драмой во всех ее знакомых параметрах, этот спектакль – для вас. Он красив, элегантен (костюмы и декорации Роба Хоуэлла), события перенесены во времена Массне, но ничего по сути не переиначено.

 Некоторые сцены (особенно благодаря великолепному свету Питера Мамфорда) напоминают полотна импрессионистов, и благодаря изысканной игре кинопроекций сама форма спектакля становится певучей: сцены плавно перетекают одна в другую, словно поэтические строфы в том стихотворении Оссиана, которое стало самой знаменитой арией Вертера.