Племянник дяди Сэма

Нью-Йоркского предпринимателя заподозрили в связи с «русской мафией»

13.11.2013 в 16:34, просмотров: 6491

В конце октября газета Boston Globe напечатала статью под интригующим заголовком «Компания подписала договор с владельцем отеля, обвиненным в связях с русской мафией». 

Племянник дяди Сэма
фото: PhotoXPress

Так назвал свое журналистское расследование Марк Арсено, который работает в газете с 2010 года и занимается в основном темой азартных игр. «Дочерняя фирма компании Caesars Entertainment, - начал он свою статью, - подписала лицензионный договор с фирмой-владелицей нью-йоркского отеля после того, как собственное расследование Caesars обнаружило материалы о возможных связях с русскоязычными преступниками владельца отеля, который помог получить визу для установленного профессионального убийцы». Круто, ничего не скажешь.

Поясню, что компания Caesars Entertainment Corp. с головным офисом в Неваде считается крупнейшей в мире в области игорного бизнеса. Ей принадлежит больше 50 казино и отелей, а также семь полей для гольфа с общим доходом почти 9 млрд долларов в год. В начале этого года Caesars торжественно объявила, что заключает договор с манхэттенской компанией Gansevoort Hotel Group, которой принадлежит одноименный отель на 9 авеню и 13 стрит в манхэттенском «Мясном районе».

Брэнд этого модного пятизвездочного отеля собирались использовать для названия отеля и казино Bill’s Gamblin’ Hall в Лас-Вегасе, которое Caesars купила и сейчас ремонтирует. По условиям договора сроком на 20 лет, компания Caesars Entertainment должна выплачивать компании Gansevoort Hotel Group суммы за проживание гостей отеля, но не часть прибыли казино.

Договор подписывала не сама Caesars, а ее дочерняя компания Suffolk Downs, владелица ипподрома в Ист-Бостоне, и Caesars вышла из этого совместного предприятия, узнав, что в таком случае ей могут не дать лицензию на азартные игры в штате Массачусетс. Сейчас Suffolk Downs предлагает название Gansevoort Hotel другим владельцам игорных домов, включая Hard Rock International и Rush Street Gaming.

На 558 страницах отчета комиссии штата Массачусетс по азартным играм о «русском следе» владельца отеля Gansevoort сказано мало. Практически там повторяется прошлогодняя статья в газете New York Post, которая, в свою очередь, ссылалась на шедший тогда в Лондоне затяжной гражданский суд между двумя русскоязычными магнатами: уроженцем украинского города Умань, бывшим жителем Ташкента, а ныне израильтянином Михаилом Черным и уроженцем города Дзержинск в Горьковской области Олегом Дерипаской.

Черной, состояние которого по данным журнала Forbes пятилетней давности оценивалось почти в 1 млрд долларов, утверждал, что Дерипаска с состоянием в почти 17 млрд долларов должен ему примерно 4 млрд, в которые Михаил Семенович оценил свою долю (20% акций) компании "Русский алюминий". Дерипаска утверждал, что никогда не был партнером Черного, который просто вымогал у него деньги за «крышевание» «Русала».

По ходу шестилетней лондонской тяжбы, которая в сентябре прошлого года закончилась полюбовным соглашением сторон, адвокаты истца и ответчика приводили доказательства связей того и другого с российской организованной преступностью. 26 марта 2012 года New York Post напечатала эксклюзивный материал о предполагаемой причастности к этому нью-йоркца Арика Кислина, племянника известного в русскоязычной общине бизнесмена и уроженца Одессы Семена Кислина, о чем Post тактично не упомянула.

Кислин-младший занимается инвестициями и торговлей недвижимостью, среди которой ему принадлежит отель Gansevoort. На красочном сайте Арика Кислина в Интернете сказано, что это «выдающийся нью-йоркский риэлторщик, предприниматель и филантроп, который иммигрировал с семьей в США из Украины в начале 1970-х годов», а «сегодня, спустя больше сорока лет после прибытия в Город Большого яблока, Кислин возглавляет многоплановый и многомиллионный инвестиционный бизнес, который простирается по всему миру, охватывая сушу, воздух и море».

По представленным лондонскому суду адвокатами Дерипаски материалам суда, который шел в 2010 году в немецком городе Штутгарте, Post назвала Арика Кислина «лидером теневой фирмы, которая служила казной одной из самых мощных банд России». Речь шла о зарегистрированной в начале 1990-х годов в Лихтенштейне компании Trenton Business Corporation, которую якобы контролировали Арик Кислин, ныне покойный глава Измайловской преступной группировки Антон Малевский и его брат Андрей.

В то время Арик Кислин был президентом нью-йоркской компании Blonde Management Corp., а его партнером был Михаил Черной. По данным ФБР, в 1994 году Кислин спонсировал визу для приезда в США Антона Малевского. В материалах штутгартского суда имелось несколько распоряжений на бланках Blonde Management, одно из которых касалось перевода сумм в швейцарских франках на счет Trenton Business Corporation. 34-летний Антон Малевский погиб в 2001 году в ЮАР в результате неудачного прыжка с парашютом, и сейчас в «Википедии» его скромно называют «российский предприниматель, алюминиевый король России, лидер Измайловской ОПГ».

Ухватившись за сообшение в New York Post, следователи комиссии штата Массачусетс по азартными играм стали «разматывать» репутацию владельца Gansevoort Hotel Group и установили, что их коллега из корпорации Caesars тоже проверял прошлое Арика Кислина. Тот обратил внимание на еще одну статью, опубликованную в 1999 году либеральным вашингтонским Центром за честность общества (The Center for Public Integrity), где речь шла не об Арике Кислине, а о его дяде, почтеннейшем Семене Захаровиче.

Деньги, как известно, не пахнут, и, разбогатев, Сэм Кислин поддерживал ими и демократов, и республиканцев, но демократы оказались злопамятнее и в предвыборную кампанию 1999 года вспомнили, что Сэм Кислин пожертвовал в фонд тогдашнего мэра-республиканца Руди Джулиани, который собрался выставить свою кандидатуру в Сенат на смену Альфонсо Д’Амато.

Автор статьи, трижды лауреат Пулитцеровских премий и признанный ас журналистских расследований Кнут Ройс, назвал ее «Донор кампании Джулиани предположительно связан с русской мафией» и написал, что «Кислин не один среди иммигрантов из бывшего Советского Союза, которые преуспели в Соединенных Штатах, но правоохранительные ведомства, особенно ФБР, прослеживают их возможную связь с организованной преступностью».

Напомню, что волшебное слово “allegedly”, то есть “предположительно”, дает журналисту право вешать на объект его расследования почти любых собак, если, разумеется, у него есть на то резонные основания. Преступником у нас можно назвать человека только после решения присяжных или его собственного признания.

Помимо ссылки на эту статью, где, повторяю, речь шла не про Арика Кислина, а про его "дядю самых честных правил", массачусетские расследователи без особого труда узнали, что Михаил Черной был объявлен в международный розыск по испанскому ордеру. «По ходу расследования, - написано в их отчете, - следователи консультировались с различными правоохранительными ведомствами, включая Федеральное бюро расследования, по поводу Арика Кислина и упомянутой в данном отчете информации.

В ответ на наши запросы мы получили из ФБР информацию, что Арик Кислин фактически им известен и был связан с различными членами Евразийской организованной преступности». В итоге компания Caesars расторгла договор с Gansevoort Hotel Group, хотя связь Арика Кислина с организованными преступными группами ничем доказана не была, а причастность к этим группировкам его дяди Сэма была опровергнута им самим, причем самым убедительным образом.

В конце декабря 1999 года я присутствовал на пресс-конференции, которую созвал Сэм Кислин в связи с появлением статьи Кнута Ройса. Выступивший там адвокат Джеральд Уолприн сообщил, что направил тогдашнему директору ФБР Луису Фри письмо с просьбой объяснить, каким образом закрытые данные Бюро так свободно попадают к журналистам, в результате чего пострадало доброе имя его клиента Сэма Кислина, патриота Америки и борца с организованной преступностью.

«Кислин сотрудничал с ФБР, сообщив ценную информацию, - написал адвокат директору ФБР. - А за это кто-то по ошибке заклеймил его преступником и притянул к политическим играм». Следом за адвокатом выступил сам Сэм. «Много лет назад в ФБР меня спросили, могу ли я ответить на некоторые вопросы, - подтвердил он. - Я немедленно - и без всяких адвокатов - сказал, что буду счастлив сотрудничать и предоставить ФБР информацию. Так я и сделал».

Через три года это же подтвердил российский певец, бизнесмен и политик Иосиф Кобзон в интервью репортеру "Экспресс-газеты" Сергею Минаеву. «В 1994 году меня оклеветал одесский еврей Сэм Кислин, - сказал Кобзон. - Он торговал в России металлом, проторговался и удрал в Штаты. Там его скрыли, и, чтоб как-то отслужить своим покровителям, он написал на меня две страницы клеветы. Позднее за очень большие деньги один фэбээровец показал моим людям секретную папку с этим доносом. Там было написано, что я торгую оружием, наркотиками, содержу публичные дома».

На патриота Америки и борца с оргпреступностью Семена Захаровича Кислина катили бочку еще несколько сомнительных личностей, но его племянник оставался чист, как слеза одесского младенца. На его сайте указано, что он умеет не только получать, но и отдавать, щедро поддерживая расположенную в Бруклине еврейскую благотворительную организацию Be’er Hagolah Institutes.

Организция помогает неимущим детям из бывшего СССР и, в частности, дает бесплатное образование семи сотням таких детей. В феврале 2010 года Арик Кислин за один вечер смог собрать для этой школы больше 250 тыс. долларов. Примерный муж и отец, на досуге он увлекается бейсболом, теннисом и яхтами, о чем авторы отчета из комиссии штата Массачусетс по азартным играм не обронили ни слова.