Орущий шеф: привычная реальность или подсудное дело

Или как наши люди относятся к абьюзу на рабочих местах

10.05.2018 в 09:45, просмотров: 1113

Об абьюзе на работе пишут значительно меньше, чем о насилии в семье, – возможно, потому, что абьюз на работе происходит при свидетелях и регулируется законом. Однако так ли эффективны свидетели и что реально может сделать закон в условиях эмигранта, остро нуждающегося в заработке и оттого вынужденного часто работать там, «куда взяли», но где царит стойкая атмосфера криков и оскорблений?

Орущий шеф: привычная реальность или подсудное дело

Никого не удивлю, сказав, что огромная часть наших людей считает это нормой. Терпит это, продолжая работать, и не планирует уходить. Наши комментаторы давали довольно схожие ответы относительно наличия оскорблений и крика на своем рабочем месте, однако демонстрировали при этом совершенно разное отношение. Все их имена изменены.

Вспыльчивый босс

Галина, 24 года, работает в медицинском офисе в Квинсе и через 2 месяца готовится родить. Деньги семье необходимы, муж Галины зарабатывает недостаточно. Галя рассказывает о своей трудовой практике следующее: «Наш доктор – вспыльчивый и нервный мужчина. Первое время после того, как я сюда устроилась, он ежедневно орал на меня и называл тупицей, часто в присутствии своих коллег, других врачей. У меня не было достаточного опыта, и я часто делала ошибки в назначении аппойнтментов и оформлении личных данных пациентов, путала папки, не знала, как связываться со страховыми компаниями. Всему пришлось учиться с нуля. Босса мои ошибки раздражали сильно, они вызывали его гнев. Мне было плохо, но я терпела, потому что мне очень нужна была работа: через неделю после устройства в офис я узнала, что беременна. Другие доктора были со мной тактичны и вежливы, однако своего нервного коллегу никто и никогда не пытался остановить, все делали вид, что все в порядке, или не обращали внимания. Считаю ли я это нормой? Сложный вопрос. Я выработала в себе специфическое, удобное мне отношение: зачем портить себе нервы из-за того, что он кричит на тебя и оскорбляет? Такой человек, что поделаешь. Я научилась забывать о его вспышках гнева и отношусь к ним так, будто бы они мимо меня идут. Правда, пару раз пришлось сильно понервничать вначале: гормоны, беременность, токсикоз – это состояние успокоению не способствует. Родные пугали меня тем, что он может довести меня до выкидыша, но, как видите, не довел. Позже я «набила руку» и почти не делаю ошибок. Он почти перестал орать – так, иногда... После родов я некоторое время посижу без работы, и эта проблема меня волновать не будет».

«Мы все расскажем иммигрейшн»

Виктория, 37 лет, 2 года проработала на одном довольно редком по роду деятельности предприятии. «Обстановка была тяжелой. Я держалась только потому, что мне очень хотелось работать по специальности и не идти, скажем, продавцом в магазин. Эта область не сильно развита в Штатах, работу на фулл-тайм найти сложно, я знала это. У меня была высокая должность: помощник босса. Но это лишь название такое, точнее было бы сказать «девочка для битья». Всё, даже то, что не было моей прямой ответственностью, лежало на мне. Если кто-то подводил нашу смену, потому что заболел или заснул, – это была моя проблема. Если мой коллега, работа которого вообще не зависела от меня, прогуливал или халтурил,это снова была моя проблема, я должна была за ним переделывать. Он был большим другом шефа, о его увольнении вопрос не стоял. О моем, впрочем, тоже не стоял, я ушла сама, потому что не выдержала. Дело также в том, что я легализовывалась в США через брак, и когда я говорила, что обращусь в суд, мне угрожали, что сообщат в иммигрейшн, что мой брак фиктивный. Потом не отмоешься. Кончилось тем, что я попросту психанула и ушла два года назад. Работаю сейчас, как и предполагалось, в магазине. Но не в русском, и не в продовольственном. Я продаю дорогие вещи в Манхэттене. Меня очень любит хозяйка магазина, относится ко мне прекрасно, ни разу не обидела ни финансово, ни морально. Думаю, что так называемая «любимая работа» все же не стоила того, чтобы терпеть оскорбления и груз совершенно не касающейся тебя ответственности. Терпеть все это было ошибкой».

«Здесь так принято»

Юрий, с некоторых пор бизнесмен, а ранее наемный работник, говорит об абьюзе на работе следующее: «Знаете, здесь, в Америке, так попросту принято. Сколько я работ сменил – и везде на меня кричали и давали волю нервам. А работал я, кстати, в основном не на русских, а на американцев. Проблема в том, что если ты ищешь работу на зарплату больше $25 в час, то придется потерпеть унижения. Можно целенаправленно искать не хорошие деньги, а хороших людей – но тогда твой заработок будет $12-13 в час».

Что говорит адвокат

Мы не можем назвать имени нашего комментатора, поскольку он не занимается частной юридической практикой, а работает на город Нью-Йорк. Однако наш безымянный консультант довольно четко все прояснил.

«В трудовом кодексе employment law занимается случаями невыплат и недоплат. Это самая широкая сфера применения этой части законодательства. Случаям дискриминации и харасcмента на рабочих местах уделяется меньше внимания, но – уделяется.

В аналитике всякого рода абьюза есть несколько важных моментов: во-первых, размер компании и состав руководства. Если компания мелкая и частная, то ваши шансы восстановить справедливость предельно малы: у вас не будет денег на адвоката, а у адвоката не будет интереса судиться с мелкой компанией, у которой мало денег. Это причина того, что в маленьких частных компаниях часто творится полный беспредел: там могут кричать на людей, оскорблять их, осуществлять sexual harassment, что угодно. Оттуда всегда проще уволиться. Хочу оговориться: речь идет именно о большинстве случаев. Не нужно маленькую компанию воспринимать сразу как приговор о том, что справедливости не будет, просто общая практика с маленькими компаниями - она довольно плачевна.

Что касается компаний покрупнее (средней компанией я считаю фирму, в которой работает более 10 человек, а крупные могут быть безразмерны), то тут ситуация с одной стороны упрощается для потенциального истца, с другой – усложняется для него же. Почему упрощается: потому что все, что в данной компании можно делать с сотрудниками и чего с ними делать нельзя, обычно прописано в должностной инструкции, которая должна соответствовать законодательству. А в законе четко сказано, что нельзя человека преследовать на работе, нельзя совершать над ним физическое либо вербальное насилие и нельзя дискриминировать. Здесь давайте разберемся со словом «дискриминация»: оно, по сути, означает, что вас считают хуже кого-то. Женщину – хуже мужчины, мужчину – хуже другого мужчины, вас как человека – хуже какого-либо другого человека. И на это можно обратить внимание, пытаясь оценить, почему именно вам хамят и на вас орут. И это слово можно использовать в жалобе, если до нее дойдет.

Теперь о жалобах и заодно о том, почему все усложняется. Любой абьюз важно в первую очередь уметь доказать. То есть: если вы намерены бороться, необходимо документировать все. Видео, где вас оскорбляют. Аудио. Письменные подтверждения абьюза. Свидетельские показания. Все, что можете. Но начинать все равно нужно не с этого, даже если у вас все это есть. Начинать нужно с письма вашему шефу, который вас оскорбляет: «Здравствуйте, господин такой-то. Хочу уведомить вас о том, что такого-то числа, в такое-то время (даты и время очень важны!) вы оскорбили меня такими-то словами в присутствии таких-то и таких-то людей. Я хотел бы попросить вас больше так не делать». Это письмо нужно не столько тому, кто на вас наорал, сколько вам самим: вам нужно будет доказывать, что вы его отправляли. Раз отправили – не подействовало. Второй - не подействовало. И тогда вы пишете супервайзеру того, кто на вас орет, затем – начальнику на ступень выше, и т.д. Если на вас орет ваш прямой начальник и он же – шеф всей компании, то цепочка сокращается. И только потом, имея копии этих писем с числами, датами, подробностями, имея максимум возможных видео и аудио, вы получаете шанс отстоять себя.

Что касается конкретно русского комьюнити: часто люди (особенно женщины) действительно вынуждены терпеть и не увольняться, и не жаловаться, и не судиться. Это может быть вызвано широким спектром причин. Возможно, работодатель нанял женщину нелегально и сама она – нелегалка. И он угрожает ей, что если она «вякнет», он создаст ей проблемы с иммигрейшн. Под угрозой чего-то подобного можно пить кровь подчиненного месяцами и годами».

Что говорит психолог

Психолог-консультант Юлия Синарёва предпочитает не путаться в деталях того, насколько велика компания и справедливо ли то, что делают с вами там с точки зрения закона или должностных обязанностей. «Давайте просто отталкиваться от того, - говорит она, - что, как и у любого человека, в любой коммуникации, у вас есть некие собственные представления о том, как с вами можно и как с вами нельзя. И если по каким-то причинам мнение вашего начальника или сослуживцев с вашим личным мнением не совпадает, у вас всегда есть право попросту выйти из ситуации. То есть — уволиться. И это — ваша собственная ответственность и ваш выбор: терпеть что-то, с вашей точки зрения, неправильное, или не терпеть. Если уж вы решили «постоять за себя» - это можно сделать разными способами, начиная от прямой конфронтации и заканчивая дипломатичными переговорами. Но тут сразу оговорю: если вы имеете дело с настоящим хищником (то есть абьюзером, который никогда не признает себя виноватым, чем бы вы ему ни пригрозили), вы рискуете выиграть бой (переговоры или судебную тяжбу), но проиграть войну. Потому что такой человек всегда найдет 200 элегантных способов вам отомстить. Готовы ли вы к длительной борьбе и стоит ли овчинка выделки — решать только вам. Вы можете также себя «уговорить», что действия начальства не считаются абьюзом или что у вас есть какие-то личные причины это потерпеть. Так склонны поступать очень многие выходцы из постсоветского пространства, особенно женщины. Правда, в этом случае ситуация будет, скорее всего, повторяться, а давление на вас усиливаться, раз вы это «проглотили». Как и в случае с семейным абьюзом, жертве часто бывает очень нелегко дойти до точки кипения и сделать первый шаг. Но помните, что это всегда парная игра (Агрессор и Жертва). И вместо того, чтобы пытаться урезонить Агрессора (задобрить, призвать к порядку или к совести, найти справедливость, чего-то там доказать), надо просто вспомнить, что Агрессор отвечает за свое поведение, а вы — за свое. Не пытайтесь никого изменить. Если вам хорошо — оставайтесь. Если плохо — уходите. И еще: далеко не все противники стоят вызова на дуэль. Иногда банальный инстинкт самосохранения дает гораздо лучшие результаты.



Партнеры