Судья осудил спецпрокурора Мюллера

Корова утратила святость

10.05.2018 в 09:37, просмотров: 792

Американские суды долго носились со спецпрокурором Робертом Мюллером как с писаной торбой, но на минувшей неделе эта корова перестала быть священной. Сразу двое федеральных судей наступили на горло прокурорской песне.

Судья осудил спецпрокурора Мюллера
Супруги Конаныхины в Нью-Йорке в конце 90-х. Фото автора

Самый сильный пинок Мюллер и его команда получили в пятницу от 77-летнего Томаса Эллиса, старшего судьи вирджинского федерального суда, находящегося в Александрии, куда из Вашингтона можно доехать на метро.

Я видел Эллиса в деле в январе 2004 года, когда он спас от депортации в отечество молодого Александра Конаныхина, одного из первых скоробогачей послесоветской России, бежавшего в США с красавицей-женой Еленой Грачевой. Отношения между Москвой и Вашингтоном были тогда значительно лучше нынешних, и иммиграционное ведомство США горело желанием сделать российским правоохранителям подарок в виде Конаныхина, которого на родине обвиняли в хищении сотен миллионов долларов у основанного им Всероссийского биржевого банка.

Конаныхин доказывал, что сделался жертвой рейдеров, которые сперва его обокрали, а потом подкупили занимавшегося его делом военного прокурора Александра Волеводза.

Я был у Волеводза в прокуратуре и видел более 100 томов конаныхинского дела. Мне трудно поверить, что Волеводз сочинил такую большую фальшивку. Можно было бы ограничиться, ну, тремя томами, а он настрочил такую гору.

Чтобы Волеводзу сейчас не влетело, оговорюсь, что он лишь демонстрировал мне эти тома, стоявшие в железном шкафу, но читать не предлагал, а я не просил.

Адвокаты Конаныхина доказывали, что российские суды несправедливы, и на этом основании призывали дать ему убежище в Америке. Отчаявшись получить его здесь, Конаныхины просили его в Канаде и уже было туда отправились, но на них надели наручники, когда они стояли в очереди на посадку в аэропорту. Это произошло 18 декабря 2003 года.

Судья Эллис, который решал судьбу Конаныхиных, родился в Боготе в Колумбии, выучился на инженера в Принстоне, отслужил неколько лет в палубной авиации ВМФ США, с отличием окончил гарвардский юрфак, а потом получил юридический диплом в Оксфорде. Федеральным судьей его назначил Рейган. Недаром я почуял в речи Эллиса отголоски холодной войны, звучавшие анахронизмом в те блаженные годы.

Он стопроцентно решил дело в пользу Конаныхиных и попутно полил иммиграционное ведомство, высказав предположение, что оно заключило с Москвой негласное соглашение против беглецов.

В пятницу Эллис полил уже спецпрокурора Мюллера, заявив, что тот привлекает соратников Дональда Трампа за любое преступление, которое он только может нарыть, исключительно для того, чтобы вынудить их сотрудничать против президента. В качестве примера он упомянул бывшего главу трамповского штаба Пола Манафорта, который ждет суда за финансовые преступления, якобы имевшие место задолго до кампании 2016 года.

«Вам на самом деле до лампочки банковские махинации Манафорта, - заявил Эллис мюллеровскому соратнику Майклу Дрибену. – Что вас действительно волнует, так это информация, которую Манафорт может дать вам насчет Трампа и которая может привести к возбуждению против него дела или к импичменту».

Речь идет о стандартной прокурорской тактике, которая у меня на глазах привела к осуждению десятков русских и итальянских гангстеров. Но адвокаты любят предупреждать, что свидетель прокуратуры может не только петь, но и сочинять. Эту формулировку много лет назад придумал знаменитый гарвардский адвокат Алан Дершовиц, голосовавший за Хиллари, но сейчас постоянно защищающий Трампа, в связи с чем либеральные знакомые перестали приглашать его на ужин.

Дершовиц гордится тем, что в пятницу Эллис позаимствовал его формулировку. Как писал Дершовиц в субботу на сайте Hill, с враньем свидетелей обвинения сталкивался каждый опытный адвокат. Я обычно с ним согласен, но тут разойдусь.

Я не адвокат, но я четверть века хожу по судам и почти не видел, чтобы свидетели обвинения врали. «Свидетели прокуратуры не лгут», - говорил мне журналист Роберт Фридман, написавший книгу «Красная мафия», местами лживую.

Но я согласен с Дершовицем, что прокуроры идут на крайние меры, чтобы надавить на потенциальных свидетелей обвинения и заставить их дать показания. Как пишет Дершовиц, он видел, как прокуроры «угрожают женам, родителям, братьям, сестрам и в одном случае невинному сыну потенциального свидетеля... Большинство судей, многие из которых являются бывшими прокурорами, тоже с этим сталкивались. Но немногие набираются мужества разоблачить эту практику публично, как сделал сейчас Эллис».

Сторонники Мюллера доказывают, что невинного человека наговаривать на других, а тем более на друзей и близких, не заставишь и что лжесвидетельствовать соглашаются под нажимом лишь те, у кого рыльце тоже в пушку.

Может, и так, пишет Дершовиц. Но преступления, в которых прокуроры угрожают обвинить свидетелей, часто «имеют весьма технический характер, они эластичны и предъявляются лишь для нажима. Как только свидетель соглашается сотрудничать, их снимают».

Например, Дершовиц считает, что отставной генерал Майкл Флинн, которого привлекли за «крайне сомнительное преступление», согласился сотрудничать лишь после того, как прокуроры пригрозили открыть дело и против его сына.

Есть также теория, что у Флинна просто стали кончаться деньги на адвокатов.

Судья Эллис подытожил свои претензии к Мюллеру, заявив, что «чего мы не хотим в нашей стране, так это того, чтобы кто-нибудь обладал неограниченной властью... Вам вряд ли удастся убедить меня, что спецпрокурор обладает неограниченной властью делать все, что ему заблагорассудится».

Как пишет Дершовиц, в любом другом случае правозащитники аплодировали бы Эллису, который заявил, что неограниченной власти не должно быть ни у кого. Но не аплодируют, потому что слова судьи могли помочь ненавистному Трампу, который, в отличие от них, Эллису рукоплескал.

Манафорт наверняка тоже радовался. Напрасно: я крайне сомневаюсь, чтобы Эллис закрыл его уголовное дело.



Партнеры