Еще один "постсоветский оружейник" в Соединенных Штатах

Из Чикаго в Стокгольм с российским паспортом и одиннадцатью чемоданами оружейной контрабанды

12.04.2018 в 11:48, просмотров: 838

Как уже сообщалось, 19 марта в федеральном суде Южного округа штата Флорида в Майами признал себя виновным 31-летний иммигрант из Украины и натурализованный гражданин США Владимир Александрович Невидомий (Nevidomy), что по-русски значит Неизвестный.

Еще один

Владимир, которого родители привезли в США в возрасте 15 лет, подтвердил, что незаконно экспортировал в Россию оптические прицелы ночного видения, тепловые монокуляры и капсюли боеприпасов, то есть патронов огнестрельного оружия. Всё это запрещено к вывозу без лицензии Госдепартамента и входит в утвержденный президентом США список военного снаряжения (United States Munitions List или USML) - «предметов, услуг и сопутствующих технологий, обозначенных федеральным правительством как имеющие отношение к обороне». В этот список также входит «вспомогательное боевое оснащение», включая то, которое отсылал в Россию Владимир Невидомий. Судья Кэтлин Уильямс назначила приговор на 25 мая, и Владимиру грозит до 5 лет лишения свободы.

Дама сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж...

Через три дня после приговора Невидомому в Майами федеральный судья Северного округа штата Иллинойс в Чикаго Сара Эллис вынесла приговор еще одному "постсоветскому оружейнику". В пресс-релизе федеральной прокуратуры этого округа от 22 марта сказано, что "гражданин России приговорен к 18 месяцам тюрьмы за попытку нелегально вывезти из Соединенных Штатов части огнестрельного оружия, включая части для автоматов, боеприпасы и вспомогательные принадлежности на общую сумму больше 100 тыс. долларов". Далее сообщалось, что агенты Следственного отдела Министерства внутренней безопасности (Homeland Security Investigations, или HSI) арестовали  44-летнего жителя Санкт-Петербурга Константина Александровича Чеховского 26 апреля 2017 года в чикагском международном аэропорту О’Хара, откуда он вылетал в Стокгольм с 11 чемоданами. Дальше все было не совсем так, как в детском стишке Маршака про даму, которая сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж, картину, корзину, картонку и маленькую собачонку.

Пресс-релиз кратко поясняет, что в чемоданах лежали "патроны, автоматы, спусковые крючки, приклады, дульные тормоза и оптические прицелы, причем многие предназначались для автоматов AK-47 и M-4". Разрешения на вывоз этого добра у Чеховского не было, и с тех пор он находится в чикагской федеральной тюрьме МСС под номером 52300-424 без права освобождения под залог. В графе "дата освобождения" до приговора был прочерк, но сейчас от 18 месяцев можно вычесть 15% скидки за хорошее поведение, и получится, что он может выйти на свободу через 15 месяцев и 10 дней, а поскольку Чеховской за решеткой уже почти год, сидеть ему осталось совсем недолго. 

Получая у судьи-магистрата Марии Валдес ордер на арест Чеховского, следователь HSI Дэвид Джонсон на 10 страницах аффидевита изложил суть обвинения. Сообщив, что он работает там с июня 2006 года и расследует дела, связанные с национальной безопасностью и распространением оружия, Джонсон отметил, что все им изложенное "основано на известном лично мне и на информации, полученной от других правоохранителей и от лиц, которым известны факты, касающиеся этого дела". Вводя судью в курс дела, Джонсон объяснил, что такое упомянутый выше список военного снаряжения USML, Закон о контроле за экспортом вооружений (Arm Export Control Act, или AECA) и Нормы международной торговли оружием (International Traffic in Arms Regulations или ITAX), которые нарушил Константин Александрович Чеховской. Следователь Джонсон уточнил, что в список USML входит "неавтоматическое и полуавтоматическое оружие до 50-го калибра, включая калибр 12,7 мм,  автоматы, карабины, пистолеты и револьверы, а также их компоненты, части, аксессуары и приложения".

Компании "А" и "Б" сидели на оружейной трубе

Перейдя к сути дела, Дэвид Джонсон написал, что 26 апреля 2017 года таможенники международного аэропорта О'Хара в Чикаго "выбрали" Чеховского для досмотра и после того, как он зарегистрировал билет, изъяли сданный им багаж - 11 чемоданов с бирками авиакомпании и фамилией Чеховской. Таможенники открыли несколько чемоданов и "обнаружили то, что им показалось частями оружия".  Все 11 чемоданов были доставлены для более тщательного досмотра, и среди прочего там нашли магазины и приклады к автоматам, а в одном чемодане товарные накладные на покупку оружия у двух американских компаний, которые в деле значатся как "А" и "Б".

Компания "А", на сайте которой значится, что она поставляет части огнестрельного оружия, включая те, которые нашли у Чеховского, отправила ему два дульных тормоза и два кронштейна оптических прицелов. Внизу накладной было напечатано: "Это товары для продажи и потребления в пределах Соединенных Штатов Америки и их территорий. Эти товары нельзя экспортировать без четкого письменного разрешения (компании 'А') и Госдепартамента США". Накладная компании "Б" на доставку по адресу в штате Огайо нескольких оптических прицелов и аксессуаров тоже оговаривала условия. "Эти товары, - было написано там, - контролируются правительством Соединенных Штатов и разрешаются к экспорту только в страну конечного назначения для использования указанным здесь конечным грузополучателем. Их нельзя перепродавать, перевозить или избавляться от них иным способом в другую страну или другому лицу, кроме указанных конечных грузополучателей и конечных пользователей, в оригинальной форме или после переделки в другие товары без предварительного одобрения правительства Соединенных Штатов или иного разрешения по законом и правилам США". Занудно, но закон есть закон.

Зато обвинение, которое предъявили Чеховскому присяжные федерального большого жюри, уместилось всего в четыре строчки. "Обвиняемый, - гласило оно, - сознательно и мошеннически пытался вывезти и отправить из Соединенных Штатов товары, изделия и предметы, а именно огнестрельное оружие и его части, входящие в список военного снаряжения (United States Munitions List), в нарушение законов и правил Соединенных Штатов", а далее следовал перечень этих законов и правил. Предъявленная Чеховскому статья 22 § 2778 федерального уголовного кодекса (нарушение условий экспорта и импорта вооружений по списку USML) предусматривала лишение свободы сроком до 20 лет. Защищал Константина Александровича чикагский русскоязычный адвокат Вадим Глозман, и 12 декабря 2017 года Чеховской признал себя виновным, в итоге получив всего полтора года тюрьмы.

Перед приговором, как то водится, судья Валдес получила несколько писем с просьбами о милосердии. Проживающая в Санкт-Петербурге Мария фон дер Хаар, двоюродная сестра Татьяны Чеховской, жены Константина, написала 4 марта своей тезке в Чикаго, что лично знает его больше 20 лет и "всегда знала его как отличного мужа, отца, друга и организованного, честного и ответственного человека". Очевидно ставшая немецкой дворянкой по мужу, Мария написала, что очень любит двоюродную сестру и всегда желала ей счастья. "Честно могу сказать, что Константин делает ее действительно счастливой - написала Мария. - Мы все очень дружная семья, проводим много времени вместе, и я знаю: что бы ни случилось, мы пройдем через это вместе". На месте судьи Валдес я бы скинул Константину Чеховскому пару лет только за фамилию его свояченицы.

Еще одно письмо федеральная судья Мария Валдес в Чикаго получила из финского городка Котка от явного финна Раймо Поуси, который работал с Константином Чеховским последние четыре года. "Работая с Константином, я нашел его очень понятным, энергичным и эффективным, - написал Поуси. - К тому же он всегда проявлял себя прямым, честным, внимательным и вдумчивым образом. Я считал Константина своим самым надежным бизнес-партнером. Его всегда интересовали спорные пути решения проблем компании и новации в извлечении прибыли. Константин выделяется способностью создавать точные проекты доходов".

"Это дело не юридическое, а психиатрическое"

Знакомый и авторитетный эксперт по огнестрельному оружию Сергей Х., к которому я обратился за комментарием дела Чеховского, ответил, что я обратился к нему явно не по адресу, так как мне нужен эксперт-психиатр. "Даже когда я вывозил разное антикварное оружейное старье, - сказал мне Сергей, - и то мы получали лицензию. Хотя это был какой-то тысяча восемьсот никому не понятный затертый год. Но правило есть правило. И, помимо всего, есть такое понятие – «товарное количество». Например, я везу 10 разных предметов, утверждаю, что везу для себя, и это проходит. Но десять одинаковых предметов вызовут разумное подозрение".

Когда я сообщил Сергею Х., что Чеховской вывозил свои 11 "оружейных" чемоданов из США в Швецию, подозрения эксперта, что Константину нужен психиатр, только усилились. "В Швеции действует правило «трех шестерок», - сказал мне эксперт. - Разрешается, ничего не объясняя, иметь шесть гладких, шесть нарезных и шесть коротких стволов. Если больше, нужно четко объяснить, зачем и почему, и если на таможне в Стокгольме скажешь, что собираешь оружие времен Наполеона, такое может пройти, но коллекцию оружия времен Второй мировой войны никто к ввозу не разрешит". Я добавил, что, судя по всему, Константин Чеховской работал в финском городе Котка, и допустил, что из Швеции оружие должно было попасть туда. "Финские законы тоже достаточно строгие, - ответил Сергей Х. - Повторяю, это дело не юридическое, а психиатрическое".