“Врали трибюн”, “Брехли ньюс”, etc,

Или немного солнца на пятнах

22 ноября 2017 в 11:02, просмотров: 689

Заметная часть того, о чем пишет даже элитная, мейнстримовская пресса, тенденциозно или малоинтересно. Незаметная часть, как правило, важнее. Неспособность журналистов и работающих на них экспертов предсказать по-настоящему большие события служит тому доказательством.

“Врали трибюн”, “Брехли ньюс”, etc,

Два информационных сюжета привлекли недавно мое внимание. Один — аналитический, второй — новостной. Неплохо было бы, если бы аналитический стал чуток новостнее и о нем узнало больше людей. А новостной — малость аналитичнее, чтобы его прокомментировали уважаемые социологи или экономисты.

Сюжет #1: Почему проиграла Хиллари

Как только демократы за год, прошедший со времени президентских выборов, ни пытались объяснить поражение Хиллари Клинтон. Тут тебе и решение директора ФБР Коми возобновить расследование, касающееся электронной почты кандидата Демпартии; и российские хакеры; и помехи, которые республиканцы якобы чинили на избирательных участках электорату Клинтон; плюс низкая явка афроамериканцев и участие в гонке Джил Стайн из движения «зеленых». На все это можно возразить, что когда исход выборов решают лишь несколько процентов голосов в горстке ключевых штатов, то любой из перечисленных выше факторов мог легко оказаться решающим. Либо некое их подмножество. Либо вообще никакие.

Аналитик The New York Times Дэвид Вассерман вскрыл обстоятельство, на мой взгляд, куда более весомое. Нашел он его в округе Howard, что в штате Айова; население 3141 человек. Если в Америке сегодня все больше и больше избирательных округов тяготеют необратимым образом к одной или другой партии, то жители Howard в 2008 и 2012 гг. поддержали Обаму с перевесом в 20 процентов голосов, а в 2016 г. предпочли республиканца Трампа с отрывом в 21 процент. Оборот в 41 процент всего за четыре года! При том, что местная демография осталась неизменной. И при том, совсем удивительно, что избиратели были о Трампе совсем не высокого мнения. Тем не менее такой кульбит. Его не спишешь на причуды Коми или на проделки российских хакеров в Facebook. Не подведешь под выдуманный темнокожими активистами расизм белой Америки, которая, дескать, избрав Трампа, расквиталась с демократами за Обаму.

Основные сведения о Howard: сельский округ; на 98 процентов белый; неполное или законченное высшее образование имеют лишь 13 процентов населения. Срединный доход на семью - $49 869. Главные работодатели — производитель воздушных фильтров компания Donaldson, где есть сильный профсоюз, и компания Featherlite, которая выпускает автоприцепы и передвижные алюминиевые загоны для домашней птицы.

Демократам хочется думать, что типичный протрамповский округ страдает от потери рабочих мест в промышленности, высокой безработицы, эпидемии опиоидов. Howard в этот образ не вписывается: год назад, на момент выборов, безработица там была ниже 3 процентов. От чего тамошнее население действительно страдало, так это от утраты надежды на лучшее будущее: стоимость медстраховки повышалась, а заработная плата не росла, невзирая на то, что люди работали больше часов и напряженнее, чем раньше. От чувства обиды на то, что другие районы страны выиграли гораздо больше в период выхода из Великой рецессии 2008-2009 гг. И от антипатии, которую они испытывали к Клинтон, которая без стеснения заявляла, что белый рабочий класс никуда не денется и проголосует за нее так же, как голосовал за Обаму.

Поэтому слова, обращенные Трампом к афроамериканцам, были услышаны также белыми в округе Howard: «Что вам терять? Голосуйте за меня!». Команда демократов их не услышала, ее ставленница сделала упор не на сельские или полусельские районы, а на митинги в больших городах, сопровождающиеся встречами с финансовыми донорами. Благодаря этим пожертвованиям демократы смогли потратить на радио- и телерекламу в Айове в три раза больше, чем республиканцы, но в своих агитках скорее песочили Трампа, нежели рассказывали о том, как они собираются стимулировать рост заработной платы или как политика Трампа замедлит его еще больше. Недооценили демократы и того, что Трамп первым из республиканцев отнял у них важный козырь — критику международных торговых соглашений, включая NAFTA. Часть тех, кто поддержал Трампа, честно признались, что голосовали бы за Сандерса, если бы Демпартия его выдвинула. Любопытно, что в 2008 г. Клинтон позиционировала себя как антипод «снобу Обаме» и как друг профсоюзов и «одноэтажной Америки» - и победила в округе Howard. Но спустя восемь лет округ сместился влево, а Хиллари сдвинулась в сторону Уолл-стрита. Так что за неимением подлинно левого кандидата Howard в приступе протестного негодования выбрал Трампа.

Округ Howard имеет много аналогов в Пенсильвании, Мичигане, Висконсине, Миннесоте, Мэне. Поэтому «антиснобистское» объяснение поражения Клинтон глубже версии «российского следа». Тем не менее, по большому счету, как гласит русский анекдот, в штате Айова все хорошо. А жаль! Какая могла бы получиться рифма.

Сюжет #2: Не сокращайте налоги богатым

Более четырехсот миллионеров и миллиардеров направили послание конгрессменам-республиканцам с призывом не сокращать налоги на богатых. Да что там не сокращать — увеличить! В условиях растущей государственной задолженности и усугубляющегося имущественного расслоения в стране это было бы единственно правильным шагом, провозглашают подписанты.

У авторов обращения есть своя организация, называющаяся Responsible Wealth, «Социально ориентированные богатые». В нее входят, среди прочих, основатели сети кафе-мороженого Ben and Jerry’s Бен Коэн и Джерри Гринфилд, дизайнер одежды Айлин Фишер, финансист Джордж Сорос, меценат Стивен Рокфеллер, бывший генеральный менеджер авиакомпании American Airlines Роберт Крандал. Те, кто относится к 5 процентам самых богатых американцев, то есть люди с минимальным капиталом в $1,5 миллиарда и годовым доходом не менее $250 тысяч.

Большинство членов организации проживают в леволиберальных штатах, голосовавших за Клинтон, таких, как Калифорния, Нью-Йорк, Массачусетс.

Налоговая реформа республиканцев предусматривает понижение ставки с 39,6% до 38,5% на годовые доходы индивидов свыше $500 тысяч и семейные, превышающие $1 миллион.

Республиканцы уверены, что средства, сэкономленные на налогах, пойдут на увеличение инвестиций и создание новых рабочих мест. Подписанты с ними не соглашаются, указывая на то, что компании, если захотят, могут с легкостью делать вложения из своих прибылей, которые достигли сейчас рекордных размеров. А государству бюджетные средства следует тратить на образование, научные исследования, инфраструктуру, пополнение фонда медицинского страхования малоимущих Medicaid и т.д. «Я и так имею большой доход, и любую прибавку к нему переведу в сбережения, а не в инвестиции», - уверяет Крандал. Крандала сотоварищи особо злит предложение республиканцев в нижней палате полностью упразднить налог на наследство. Или даже частично, как предлагает республиканская фракция в верхней палате. Если победит версия Сената, только 1800 семей в Америке будут платить этот налог; в настоящее время его платят 5 тысяч домохозяйств. Откликов экспертного сообщества на это послание «толстосумов-бессребреников» я пока не видел. Хочется, чтобы они появились. Чтобы почаще дискутировался вопрос о сравнительной пользе государственных и частных инвестиций. Кто-то должен также постоянно напоминать широкому читателю, что нарочито жертвенное отношение к собственным налогам в состоянии позволить себе лишь рантье или пенсионеры. Озабоченные исключительно собственной персоной. Действующие же бизнесмены всегда по необходимости вынуждены заботиться не только о своем имидже, но также о благополучии привлеченных инвесторов и акционеров. В том числе тех, что не разделяют их политических воззрений. Если действующий бизнесмен тем не менее настаивает, чтобы налоги на богатых не понижались, то с большой вероятностью делает это в надежде выиграть таким образом в борьбе с существующими конкурентами. Например, в том случае, если бизнес его профиля имеет право на списание части налогооблагаемого дохода, а конкуренты не имеют. Кроме того, поддерживая высокие налоги, он, может быть, надеется задушить зарождающиеся фирмы, которые страдают от налогового бремени сильнее, чем уже устоявшиеся бизнесы. Словом, в беспримесно гуманистические мотивы «социально ориентированных богатых» верится слабо. Но это только гипотеза, которая нуждается в эмпирической проверке.



Партнеры