Против чего протестуют футболисты?

Афроамериканцев куда больше убивают свои, а не полиция

5 октября 2017 в 10:52, просмотров: 450

Трагедия в Лас-Вегасе, где зажиточный белый пенсионер расстрелял публику на концерте музыки кантри, мгновенно сбросила с экранов демарши богатых футболистов, которые отказываются стоять во время исполнения американского гимна в знак протеста против убийств чернокожих полицией и расовой дискриминации вообще.

Против чего протестуют футболисты?

Поэтому простительно не заметить, что демарши футболистов, чей средний доход в 40 раз превышает доход среднего американца, быстро сходят на нет. Опросы показывают, что почти 80% футбольных болельщиков не поддерживают эти выходки.

Число проданных билетов сокращается, а с ними и доходы хозяев футбольных команд, чья клиентура в большой степени состоит из бородатых мужиков, которые приезжают смотреть автогонки на пикапах и голосуют за Трампа. Именно такая публика слушает музыку кантри и составляла подавляющее большинство жертв побоища в Лас-Вегасе.

«Вашингтон пост» посвятила репортаж смелому афроамериканцу Джонатану Смиту, который работает монтером копировальных машин в Калифорнии и приехал на концерт со всем своим семейством. Когда началась стрельба, он вывел из-под огня трех племянниц, а потом вернулся помогать другим зрителям и получил две пули, одна из которых может навсегда остаться у него в шее.

Но в массе своей, как заметил в эфире корреспондент Си-эн-эн Джефф Зелены (да, от Зеленый), на концерте действительно присутствовали голосовавшие за Трампа белые люди. Вице-президент и юрисконсульт Си-би-эс Хейли Гефтман-Голд написала в «Твиттере», что она не сочувствует им, поскольку они республиканцы и размахивают оружием.

Телекомпания немедленно ее выгнала, хотя я подозреваю, что журналистский коллектив Си-би-эс солидарен с Гефтман-Голд.

Наши левые норовят всунуть в любую трагедию расовый элемент. Сейчас, например, профессор университета Дрексел Джордж Сикариэлло нашел истинную подоплеку лас-вегасовского побоища и поделился находкой с нами в «Твиттере». «Дурачок, дело в расистской белой патриархии!» - написал он.

Надо отдать ему должное: герр профессор идет не в ногу с либеральной общественностью, а, наоборот, осуждает ее за «визгливые» призывы ввести новые ограничения на оружие.

«Считать, что субъект, застреливший 50 человек, не сумеет обойти все законы об оружии, которые вы введете, - это крайняя иллюзия, - пишет дальше Сикариэлло. – Либеральный эскапизм значит рассуждать о легких предметах и предлагать бесполезные решения вместо того, чтобы говорить о том, кто убивает и почему. Белых людей и мужчин учат думать, что они имеют право на все. И вот что происходит, когда они не получают то, что им хочется. Убеждение, что белые являются жертвами, постепенно создавалось на протяжении последних 40 лет. Это становой хребет трампизма и самая крайняя форма мифа о геноциде белых».

«Вчера было смертоносным симптомом того, что происходит, когда те, кто считает, что они должны владеть миром, также думают, что его у них отбирают», - резюмировал Сикариэлло на следующий день после бойни в Лас-Вегасе.

То есть белый патриарх Пэддок считал, что его обделили (хотя он был мультимиллионером и жил с филиппинкой), и поэтому учинил бойню на концерте белой музыки. Вот чему учит своих питомцев профессор Сикариэлло, которого у нас в институте звали бы Сикой.

Он попал в поле моего зрения не впервые. Впервые попал тогда, когда его возмутило, что авиапассажир первого класса уступил место американскому солдату.

Но вернемся к нашим баранам, то есть футболистам, не желающим стоять под гимн в знак протеста против огульного отстрела чернокожих нашей полицией, которая ведет на них форменную охоту.

Того, что их возмущает, на самом деле нет. Во вторник на сайте Townhall была напечатана статья чернокожего публициста Уолтера Уильямса «Черные против полиции», в которой я нашел следующую статистику. На вторник в США были застрелены в этом году полицией 737 человек. Из них 329 были белыми, 165 – афроамериканцами, 112 – латиноамериканцами, 24 – представителями других рас, а расовая принадлежность еще 107 убитых установлена не была.

В Иллинойсе, где находится один из самых опасных наших городов – Чикаго, в этом году полиция застрелила 18 человек. В самом Чикаго она застрелила 10 человек и ранила еще 10.

Как пишет Уильямс, «кому-то надо спросить у коленопреклоненных игроков НФЛ, почему они протестуют против этих убийств в нашем Городе Ветров и игнорируют другие источники смерти чернокожих».

На данный момент в Чикаго было за этот год 533 убийства и 2880 огнестрельных ранений. В среднем кого-то ранят там каждые два часа и 17 минут и убивают каждые 12 с половиной часов.

В прошлом году, когда застрельщик этого почина Колин Каперник начал вставать при исполнении гимна на одно колено, в Чикаго было 806 убийств и 4379 огнестрельных ранений. Большинство пострадавших были афроамериканцами.

Картину дополняет тот грустный факт, что чикагская полиция раскрывает всего 12,7% убийств. Каждый раз, когда убивают чернокожего, убийцу привлекают к ответственности менее чем в 13% случаев.

Аналогичная картина наблюдается в других крупных городах с большим афроамериканским населением, таких как Филадельфия, Балтимор, Новый Орлеан, Сент-Луис или Окленд.

«Многие американцы, включая меня, рассматривают протесты чернокожих игроков НФЛ против полицейских бесчинств как жалкую, бесполезную показуху», - пишет Уильямс. - Судя по тому, что футболисты не протестуют против убийства тысяч чернокожих другими чернокожими, они, очевидно, считают их смерть тривиальной по сравнению с убийствами, совершенными полицией».

«Большинство последних входят в категорию оправданных убийств», - отмечает Уильямс, который пишет, что игроки НФЛ живут не в вакууме, и спрашивает, почему чернокожие политики, лидеры борьбы за гражданские права и белые либералы не клеймят оргию убийств черных в наших городах. «Вы думаете, они хранили бы такое же молчание, если бы эти убийства совершал Ку-клукс-клан?».

Кто виноват в происходящей бойне? – спрашивает автор. Спросить интеллектуала, левака или профессора с кафедры социологии или психологии, так они скажут вам, что виноваты нищета, дискриминация и отсутствие возможностей. Но в 1940-х и 1950-х годах, когда в этих отношениях все было неизмеримо хуже, количество убийств и других преступлений среди чернокожих было гораздо ниже.

Что делать? – спрашивает Уильямс. По его мнению, афроамериканцам «нужно найти себе других героев. Сейчас... их героями являются преступники, такие как Фредди Грей в Балтиморе, Майкл Браун в Фергюсоне и Трейвон Мартин во Флориде. Чернокожие склонны поддерживать преступников в своей общине, а не подавляющее большинство ее законопослушных членов. Этому пора положить конец!».

Автор также рекомендует положить конец недостатку уважения к полиции и нежеланию ей помогать. «Нечестные полицейские тоже встречаются, - признает Уильямс, - но тот факт, что афроамериканцы чаще, чем белые, становятся жертвами конфронтаций с полицией, объясняется тем, что чернокожие просто совершают пропорционально больше преступлений с применением насилия, чем белые».

Понятно, почему Уильямс обычно появляется на сравнительно скромном сайте Townhall, чем в вельможной «Нью-Йорк таймс».




Партнеры