Каблуки – родимые пятна сексизма или символ гордости?

Шпильки Меланьи

7 сентября 2017 в 09:47, просмотров: 739

Наученный горьким опытом младшего Буша, чей рейтинг был в 2005 году безвозвратно погублен впечатлением, что он недостаточно остро сочувствует пострадавшим от урагана «Катрина», Дональд Трамп сейчас дважды слетал в затопленные ураганом «Харви» районы Техаса и произвел все правильные телодвижения.

Каблуки – родимые пятна сексизма или символ гордости?

СМИ, которые рассчитывали, что «Харви» сделает с Трампом то, что сделала с Бушем «Катрина», не растерялись и наскребли ряд изъянов в поведении Трампа во время его визитов в район стихийного бедствия. Скажем, он заявил после первого, что был потрясен видом техасского наводнения, а мои коллеги немедленно парировали, что Трампа не подпустили к воде и он поэтому потопа не видел. Значит, опять наврал.

Меня лично больше всего впечатлила претензия, обращенная не к Трампу, а к его жене Меланье, которая села в «Борт номер один», направлявшийся к жертвам «Харви», в туфлях на высоком каблуке. Это обстоятельство вызвало приступ истерики у говорящих голов, хотя в самолете Меланья переобулась в кроссовки.

Злые языки отметили, что это были не французские кроссовки стоимостью 450 долларов, в которых в 2009 году щеголяла Мишель Обама на мероприятии по борьбе с бедностью.

Как пишет публицистка Дениз Маккалистер в журнале «Федералист», на самом деле шпильки Меланьи уже давно служат объектом нападок нашей либеральной «полиции мод», которая неустанно пытается изобразить Трампа сексистом. Замечу для справедливости, что в его случае это не очень трудно.

По наивности я было решил, что наши дрянные девчонки привязались к шпилькам первой леди, поскольку они выглядели несуразно по дороге в район стихийного бедствия. Суразно выглядели бы даже не кроссовки, а резиновые сапоги. Оказалось, однако, что дело не в этом, а в том, что шпильки вообще являются родимым пятном патриархии и сексистского угнетения женщин.

Меланья с таким же успехом могла обрядиться в них по дороге в оперу или на светский раут - ее бы все равно пристыдили.

В начале августа журналистка Нина Берли опубликовала в «Ньюсуике» колонку о шпильках, которые носят Меланья и Иванка Трамп. Она заметила, что «вездесущие шпильки», которые носят женщины Трампа, знаменуют «кое-какой трампистский тренд», нормализуют «обувь конкурсов красоты» и являются формой патриархального угнетения женщин.

Берли прославилась в 1998 году, когда она летела на том же «Борту номер один» и обратила внимание на то, что Билл Клинтон плотоядно разглядывает ее ноги.

Она заявила тогда «Вашингтон пост», что «я бы с удовольствием (совершила с ним половой акт, не требующий раздевания – В. К.) только за то, что он не дал запретить аборты. Я считаю, что американские женщины должны выстроиться в очередь в своих президентских наколенниках, чтобы выразить ему признательность за то, что он не позволил теократии сесть нам на шею».

То есть Берли разбирается в сексистской эксплуатации прекрасного пола. Она цитирует в своей статье антрополога, который доказывает, что ношение шпилек есть сорт ритуала случки. По словам этого ученого мужа, «высокие каблуки выпячивают ягодицы и изгибают спину дугой в естественную для млекопитающих соблазнительную – на самом деле совокупительную – позу, называемую «лордозом».

Дед Мороз принес лордоз. I am a poet – you didn’t know it.

«Так ведут себя крысы, - продолжает антрополог, - так ведут себя львы, так ведут себя собаки. Это натуральная сексуальная поза, которую мужчины немедленно истолковывают как готовность к сексу. Каблуки – это сигнал в духе «бери меня, я вся твоя».

Как пишет Берли, это представление разделяют историки обуви: «Первыми женщинами, носившими высокие каблуки, были итальянские проститутки XVII столетия, когда они позаимствовали их вместе с курением у своих друзей мужеского пола. Оттуда они сделались сексуальным символом. Высокие каблуки постоянно встречаются в викторианском порно. Шпильки («стилеты» по-английски - от итальянского «кинжал») внедрились в арсенал женской моды в 1950-х».

На самом деле, на высоких каблуках ходили мужчины и женщины из благородных семей еще в древнем Египте, дабы отличаться от простолюдинов. Высокий рост был символом власти.

Куртизанки XVI века действительно вышагивали на высоких каблуках, но потому, что желали больше походить на мужчин. Великосветским жрицам любви предоставлялся доступ в мужское общество, в котором традиционно отказывали другим женщинам. Чтобы лучше в него вписываться, куртизанки перенимали мужские повадки и привычки, такие как ношение брюк.

Мужчины носили высокие каблуки по разным причинам. В Персии XV века, например, они были у конников, поскольку помогали прочнее держать ногу в стременах и стрелять на скаку из лука.

Европейские аристократы носили высокие каблуки с той же целью, что и древние египтяне: они хотели возвышаться над толпой – и уличной грязью.

Людовик XIV, чей рост составлял убогие 162,5 см, носил их, чтобы казаться выше. Даже Ленин был выше этого Людовика (на 2,5 см). Венера Милосская была ростом с Ленина.

Женщины начали носить высокие каблуки в целях повышения своей сексуальной привлекательности лишь в XIX веке, когда французские порнографы поставили их на шпильки для выпячивания ягодиц. Для этой цели их носят и по сей день.

Женщины Трампа носят их гордо. На своих я что-то давно их не видел. Увы.




Партнеры