Два иммигранта из Латвии наживались на сострадании онкологическим больным

Операция «Пиявка»

6 июля 2017 в 09:13, просмотров: 785

В офисе Генерального прокурора штата Нью-Йорк Эрика Шнейдермана сообщили о досудебном соглашении, по которому благотворительная корпорация "Фонд помощи больным раком груди" (Breast Cancer Survivors Foundation, или BCSF) и ее основатель и президент доктор Юлиус Поплянский закроют свои отделения по всей стране и выплатят различным организациям этого профиля почти 350 тыс. долларов.

Два иммигранта из Латвии наживались на сострадании онкологическим больным
Скриншот сайта BCSF

На сайте терапевта Поплянского написано, что в 1972 году он закончил Латвийскую медицинскую академию в Риге, его основным языком назван английский, а двумя "вторыми" испанский и русский. Юлиус Поплянский иммигрировал в США из советской Латвии в 1979 году, сейчас живет и работает в Майами, практикуя в больницах Aventura Hospital Medical Center, Mount Sinai Medical Center и Northside Hospital. Его фонд BCSF появился 1 июня 2010 года, был зарегистрирован в штате Делавэр как некоммерческая, то есть освобожденная от налогов, корпорация, и вскоре начал действовать в Майами, а позже и в штате Нью-Йорк. К 2014 году BCSF собирал по стране в среднем 3 млн долларов в год, проводя рекламные кампании по телефону и почтой.

"Желание заняться благотворительностью, - написал Юлиус Поплянский в покаянии прокуратуре 24 мая этого года, - у меня появилось в результате основного желания помогать людям. Я врач и всю свою карьеру - от Риги в Латвии до Нью-Джерси и Флориды - помогал и лечил. Мои общественные занятия сбором пожертвований были направлены на сбор средств в моей общине для покупки протезов и лечения жертв взрывов в Израиле, но один из моих самых лучших и доверенных друзей, который был профессионалом в индустрии сбора пожертвований, убедил меня, что может помочь хорошо заработать на пожертвованиях для лечение рака груди. Так, под его руководством, я основал этот фонд".

Компания-пустышка

Как отмечено в пресс-релизе нью-йоркской Генпрокуратуры, все эти годы BCSF и его сотрудники создавали имидж благотворительной организации, которая помогает лечить больных раком груди. Вместо этого, как установили следователи Эрика Шнейдермана, фонд BCSF был подставной компанией-пустышкой, сбором пожертвований в которую руководил Марк Гелван, который дружит с Юлиусом Поплянским семьями с 1970-х годов. "Русские" корни Марка Гелвана не известны, но имена живущих с ним Фиры и Лины Гелван это допускают с известной поправкой, что бывших советских евреев в США называют "русскими". В деле есть сведения, что Поплянский "был близким другом отца Марка Гелвана и его семьи", а также что "Поплянский и Гелван (старший) познакомились на их родине в Латвии, и их дружба продолжалась после переезда в США", где они жили в Нью-Джерси. В Риге Марк Гелван рос на глазах Юлиуса Поплянского, а в Нью-Джерси Поплянский был на свадьбе Марка Гелвана. Когда у Поплянского были трудности с устройством на работу по профессии  без американского диплома врача, Гелван (старший) предоставил ему работу для содержания семьи.  В мае 2010 года Марк Гелван через свою компанию Outsource 3000, Inc. дал Поплянскому 5 тыс. долларов на его фонд BCSF.

Разоблачение Поплянского, Гелвана и их фонда вошло в проведенную прокуратурой штата Нью-Йорк операцию "Bottomfeeder”, что прямо означает хищную донную рыбу, а переносно можно перевести как "Пиявка". Эта операция занимается именно такими певдоблаготворительными компаниями, которые наживаются на острых проблемах, а также профессиональными сборщиками пожертвований, которые присваивают их львиную долю, и прочими аферистами этого профиля. В августе прошлого года отдел борьбы с такими мошенниками (Attorney General’s Charities Bureau) прикрыл "Американский фонд помощи детям-инвалидам" (American Foundation for Disabled Children, или AFDC), который якобы предоставлял средства "школам, приютам и другим учреждениям, которые предоставляют кратковременную и постоянную помощь неполноценным детям". В ноябре прошлого года операция "Пиявка" привела к соглашению между прокуратурой и "Национальным фондом помощи ветеранам Вьетнама" (National Vietnam Veteran’s Foundation), президент которой Джон Берч сначала возместил ущерб и публично извинился, а затем был обвинен федеральной прокуратурой в мошенничестве. Пока дело фонда BCSF гражданское, и в прокуратуре штата Нью-Йорк не уточняют, станет ли оно уголовным.   

8 центов

Как установила прокуратура, "чтобы набивать собственные карманы, карманы своих компаний и карманы деловых партнеров, Марк Гелван присваивал 92 цента с каждого доллара, который жертвовали фонду BCSF." "В действительности у BCSF не было штата медиков, не оказывалась медицинская помощь, не было даже настоящего офиса, а больным раком груди или тем, кому грозит рак груди, не предоставлялось ничего ценного, - гласит пресс-релиз прокуратуры. - BCSF давал очень скромные гранты нескольким клиникам, в среднем на 3,5% от собранных пожертвований". Как заявил далее Эрик Шнейдерман, "мало что раздражает сильнее, чем притворная помощь больным раком, а на самом деле набивание карманов, - заявил прокурор. - Но фонд Breast Cancer Survivors занимался именно этим - миллионы долларов оставлял себе, а медицинским клиникам давал по 8 центов с каждого доллара. Как показала наша 'Operation Bottomfeeder', подобные благотворители слишком часто используют популярные проблемы для наживы. Всеми силами моей прокуратуры я буду останавливать тех, кто злоупотребляет человеческим великодушием ради быстрого заработка".

У доктора Юлиуса Поплянского не было ни специальной подготовки, ни опыта работы в благотворительных организациях. Он и другие сотрудники фонда доверили Марку Гелвану руководить, а точнее превратить "Фонд помощи больным раком груди" в дойную корову для него и его бизнесов. Как уже было отмечено, Гелван занимался сбором пожертвований давно и настолько профессионально, что в 2004 году ему навсегда запретили делать это в штате Нью-Йорк за ложь благотворителям о фонде помощи полиции. За нарушение этого запрета через 10 лет нью-йоркский Генпрокурор Шнейдерман оштрафовал Гелвана на 50 тыс. долларов. 

В данном случае, что было отмечено в соглашении сторон и признал Юлиус Поплянский, Марк Гелван предложил ему заняться благотворительной помощью больным раком груди именно как выгодным бизнесом. Гелван дал Поплянскому деньги на создание этого бизнеса, а затем пользовался фондом BCSF для подкормки других своих компаний, которые приглашались сотрудничать с "Фондом помощи больным раком груди". Не занимая официальной должности в фонде, Гелван контролировал его работу, вводя себя во все аспекты благотворительности. Он просматривал финансовые отчеты, посещал заседания совета директоров, сам готовил протоколы этих заседаний,  общался с прессой и даже отвечал на повестки из прокуратуры в связи с начавшимся расследованием. Приглашенным BCSF бухгалтерам Марк Гелван заявил, что работать с ними будет он, а не президент фонда Поплянский, который "плохо говорит по-английски".

Проведенное расследование установило, что под чутким руководством Марка Гелвана фонд BCSF собирал деньги, сообщая жертвователям ложные данные о своей работе. Это были липовые описания не существовавших форумов уцелевших от рака груди и международных фармацевтических программ, а также вранье о работе врачей с больными. В одной такой телефонной приманке для пожертвований приводились такие слова врача-онколога: "Лично я был подавлен, потеряв нескольких больных раком груди. Когда они обращались к нам, рак был уже в четвертой стадии, и помогать было поздно". Как выяснилось, этот врач и его умершие пациентки были выдуманы, чтобы подстегнуть благотворителей давать деньги фонду Юлиуса Поплянского, который за работу BCSF денег не получал, но, тем не менее, несет юридическую ответственность. "Теперь я понимаю, что понятия не имел о том, что происходит в моем фонде, - написал он, извиняясь перед донорами BCSF и всеми, кого коснулась работа этого фонда, - и что мое желание помогать людям приносило выгоду людям, которые просто хотели сделать деньги на очень серьезной проблеме". Поплянский признал свои грехи и согласился сотрудничать с прокуратурой штата Нью-Йорк в дальнейшем расследовании, которое может перерасти в уголовное. Как-никак, а по данным прокуратуры, в 2011 году фонд BCSF собрал 2 455 979 долларов; в 2012 - 2 626 556 долларов; в 2013 - 3 626 702 доллара и в 2014 - 2 985 533 доллара, то есть за четыре года больше 10 млн долларов. Если правда, что с каждого собранного доллара на помощь больным раком груди шли 8 центов, то где остальные денежки?  




Партнеры