Военные игры главнокомандующего Трампа

Стратегическое терпение кончилось

20 апреля 2017 в 09:43, просмотров: 611

После серии силовых акций президент Трамп торжествующе сообщил в своем “Твиттере”: его «рейтинг одобрения» - 50 процентов.

Военные игры главнокомандующего Трампа

Однако это данные только одной социологической службы, Rasmussen Report. Другие агентства дают гораздо более низкие цифры, в диапазоне от 41 до 39 процентов. Таким образом, средний рейтинг получается 42,4. Средний рейтинг Барака Обамы (за все восемь лет) – 47,9.

Доля американцев, одобряющих ракетный удар по Сирии, составляет, по одним данным, 57-58 процентов, по другим – 50. Если верить последней цифре, то это самый низкий показатель с 1983 года, за исключением операции в Ливии – ее одобрили 47 процентов опрошенных. Но в том же опросе, где значатся 58 процентов, 61 процент респондентов говорят, что не видят ясного плана действий США в Сирии.

По данным агентства Pew Research, которое провело свой опрос еще до маневров Третьего флота ВМС США, 64 процента американцев одобряют применение силы в случае серьезного обострения ситуации на Корейском полуострове с целью защиты союзников США в регионе. Вместе с тем 56 процентов избирателей не убеждены в том, что Дональд Трамп способен справиться с северокорейским кризисом. Его действия внушают им тревогу.

Опросы с целью выяснения реакции общества на афганскую акцию не проводились. Последний раз американцев спрашивали об Афганистане в октябре 2015 года, когда президент Обама решил в связи с осложнением обстановки там остановить вывод американских войск. Тогда это решение поддержали 50 процентов избирателей, а 39 высказались против.

Таковы итоги военных игр в зеркале общественного мнения. Их эффективность, а главное, процесс принятия решений внушают еще большие сомнения.

В августе – сентябре 2013 года Дональд Трамп, тогда еще частное лицо, но уже активный пользователь “Твиттера”, требовал от Обамы ни в коем случае не вмешиваться в сирийский конфликт, а если уж так хочется наказать Асада за химическую атаку - обратиться за одобрением в Конгресс. Но в апреле 2017 главнокомандующий Трамп вмешался и одобрения у Конгресса не просил. Залп томагавков принципиально ситуацию не изменил. «В Сирию мы не пойдем», - заверил президент американцев.

Испытание северокорейской баллистической ракеты окончилось неудачей. Авианосец “Carl Vinson” с группой кораблей сопровождения до берегов КНДР, судя по всему, не дошел. Официально его точное местонахождение Пентагон не сообщает, но, судя по фотографиям на сайте ВМС США, 15 апреля он находился в Зондском проливе между Явой и Суматрой, то есть в 5300 километрах от Корейского полуострова. По подсчетам экспертов, при максимальной скорости 35 миль в час авианосцу необходимо четверо суток, чтобы покрыть это расстояние.

Почему не сработал пуск – неизвестно. В интервью Fox News первый зам советника по национальной безопасности Кэтлин Троя Макфарленд на вопрос, не результат ли это американской кибератаки, сделала многозначительные круглые глаза. Сомневаюсь, что у северокрейцев нет резервной системы управления. В любом случае невозможно понять, что хотел сказать вице-президент Майк Пенс своей грозной, но бессмысленной фразой «стратегическое терпение США кончается».

В Афганистане ситуация исключительно тяжелая, и как раз там американское вмешательство необходимо. Большинство американцев, вероятно, впервые узнало, что в Афганистане, оказывается, тоже есть ИГИЛ – все знают только про “Талибан”, воюющий с правительством. Это результат недооценки. В 2015 году в рядах “Талибана” произошел раскол, многие талибы принесли присягу ИГИЛ. В феврале 2016 года тогдашний директор национальной разведки Джеймс Клэппер сообщил Конгрессу, что отряды афганских игиловцев являются «угрозой низкого уровня». В апреле прошлого года представитель командования американских сил в Афганистане генерал Чарльз Кливленд утверждал, что численность этих отрядов сокращается. Угроза тем временем росла, теракты, в том числе с отрезанием голов, продолжались.

Помогла ли решению проблемы «мать-бомба»? Первоначально сообщили, что в результате взрыва погибло 36 боевиков. Потом цифру увеличили до 92. Пусть даже при этом были разрушены пещеры и бункеры, в которых они скрывались. Результат для такого сверхмощного боеприпаса ничтожный. Может быть, генералам просто очень хотелось хоть раз применить «мать-бомбу» в реальной боевой обстановке? Может, у нее срок годности подходил к концу? Ведь современные вооружения проще и дешевле уничтожить, чем хранить и поддерживать в боеспособном состоянии. А 15 бомб МОАВ, находившиеся в распоряжении Пентагона (теперь уже 14), изготовлены в 2003 году и тогда же дважды испытаны. Одну бомбу доставили когда-то в Ирак, но использовать ее так и не довелось. В общем, добро пропадает, а тут президенту захотелось поиграть мускулами.

21 февраля прес-служба Пентагона сообщила, что министр обороны генерал Джеймс Мэттис представил президенту всеобъемлющий план разгрома ИГИЛ. В чем он заключается – военная тайна.   



Партнеры