Мет-музей меняет директора

Пора платить долги

20 апреля 2017 в 10:54, просмотров: 208

Глядя на толпы, каждый день заполняющие залы музея Метрополитен, трудно поверить, что лучший музей мира (Trip Advisor называл его таким несколько раз), посещаемость которого выросла за несколько лет на 40% и достигла в прошлом году рекордной цифры в почти 7 млн человек, испытывает финансовые трудности.

Мет-музей меняет директора

Но в начале февраля «Нью-Йорк таймс» обнародовала другие цифры: годовой дефицит достиг почти $15 млн, число выставок, которое составляло около 60, пришлось сократить до 40 в год, 50 с лишним работникам предложили «отступные», дабы те добровольно покинули работу, а 34 должности просто отменили, уволив тех, кто их занимал. Оставшимся предложили сокращение ставок и бенефитов.

Вдобавок кардинальная перестройка и расширение крыла современного искусства, которое предназначалось для размещения ценнейшей (ее оценивают в миллиард с лишним долларов) коллекции кубистского искусства Леонарда Лаудера и должно было открыться в год 150-летия музея (в 2020 г.), отложили на неопределенный срок за недостатком средств: проголосовав за строительство, Совет директоров музея не спешил со сбором нужных 600 млн долларов.

Через три недели после публикации в «Нью-Йорк таймс» директор музея Томас Кэмпбелл объявил, что 30 июня уйдет в отставку. Совет директоров начал поиск замены, а 54-летний Кэмпбелл, отец двоих детей, скорее всего, начал поиск новой квартиры, поскольку директор музея Метрополитен вместе с жалованием в 1.4 млн долларов получает на время своего директорства и просторную жилплощадь напротив музея.  

Отставка произвела эффект разорвавшейся бомбы: в конце концов быстрый и обаятельный англичанин Кэмпбелл, выпускник Оксфорда и Кортланд-института, начавший работу в Мет в 1996 году помощником куратора отдела гобеленов и заменивший 1 января 2009 года, в трудное время международного финансового кризиса, легендарного Филиппа де Монтебелло, сделал много хорошего. При нем были обновлены - практически заново созданы - постоянные экспозиции Исламского искусства и Европейского искусства XIII-XIX веков, при нем проходило множество уникальных и единодушно расхваленных выставок - от сокровищ Пергамона или Средневекового Иерусалима до  Manus x Machina (Мода в век технологии).

Но и критики было предостаточно, особенно изнутри. Поставленный перед необходимостью - увы, типичной для культурных институтов сегодня, привлечь в залы как можно больше посетителей, в первую очередь молодых, Кэмпбелл нередко жертвовал бесценным достоянием музея: исследовательскими кадрами и культурными традициями. То ли по неопытности (он попал в директора прямо из кураторов), то ли потому, что был «неисправимым англичанином», как написала одна из газет, но большой дружбы с коллективом в 2200 с лишним работников не получилось. Влияние умудренных опытом кураторов уменьшалось, их ряды редели (сегодня из старых кадров осталась одна четверть!), зато резко выросло - до 75 - число работников отдела дигитализации, занятого созданием нового сайта (многим он не нравится) и дорогостоящей каталогизацией всей коллекции: бесплатная «выкладка» ее в Интернет - Open Access - была объявлена почти перед самой отставкой директора.

Другой проблемой стал сдвиг в сторону развития коллекции современного искусства. Нужно ли развивать это направление, когда по соседству есть МоМА, Уитни, Гуггенхайм, Новый музей современного искусства, но нет ни одного музея, который мог бы конкурировать с Метрополитен по историческому охвату и числу шедевров прошлого? Да, открытие Met Breuer на Мэдисон-авеню принесло великолепную выставку «Неоконченное» и привлекло больше полумиллиона посетителей, перекрыв все ожидания. Но обновление взятого в аренду здания музея Уитни обошлось в $15 миллионов, а управление и работа нового крыла будут стоить еще около $20 млн в год.

В штыки был встречен многими еще один знак осовременивания: замена ренессансного, с завитушками, «М», издавна служившего музейным лого (помните разноцветные значки с этой буквой?), словами «The Met», написанными скучным современным шрифтом. Жестяные разноцветные значки тоже исчезли, хотя тут, по утверждению музея, произошла экономия: теперь всем в качестве билета дают маленькие бумажки.

Между тем только один из пяти посетителей платит за вход полную стоимость - $25: сумма-то «предлагаемая»! К тому же музею пришлось раскошелиться на урегулирование многомиллионного судебного процесса, начатого от имени посетителей, которых путала предыдущая формулировка «рекомендуемая плата», из-за чего они покупали билеты по полной цене. Расходы превышают доходы и экономить придется и впредь. Перед этой проблемой стоят ныне все культурные институты. Бруклинский музей и МоМА тоже сокращают свои кадры, а Оркестр Нью-Йоркской филармонии отодвинул дату перестройки своего дома в Линкольн-центре, чтобы прикинуть, действительно ли на нее нужно «всего» $600 млн или, как показывают аналогичные проекты, намного больше. 



    Партнеры