На стенах и без них

Метрополитен, Гуггенхайм, Пушкин

16 февраля 2017 в 10:19, просмотров: 508

В дигитально-интернетовском мире трудно держать «границу на замке». Да и нужно ли? Музей Метрополитен считает, что не нужно, и использует технологию, чтобы границы, запреты, замки разбить. Справедливо полагая, что искусство и история помогают взаимопониманию и уважению между народами, музей открывает миру свои богатства. Отныне почти 400 тысяч экспонатов многомиллионной коллекции музея доступны (а остальные скоро будут доступны) каждому пользователю Интернета, где бы он ни находился.

На стенах и без них
Соломон Гуггенхайм с полотном Кандинского "Нескольких кругов" Е. Каллистова

Доступны они как для частного, так и для коммерческого использования, и совершенно бесплатно. То есть каждый образ, находящийся в базе данных музея и к тому же снабженный информацией, всякий может теперь скопировать, поставить в свою книгу или статью, изменить, переслать, рассматривать часами или сделать основой собственного творения.

И если вы пришли в музей, то не тратьте время на фотографирование экспонатов - они уже сфотографированы куда более опытными мастерами этого дела и выложены в свободный доступ, так что в свой «отчет» на "Фэйсбук" можно поставить картинку оттуда. Лупу тоже брать не обязательно, и пугать охранников приближением к объекту не надо: картинку можно увеличить так, что даже не видимые глазу детали станут отчетливо различимы.

Коллекции музея еще в 2014 году стали доступны на Интернете, но только для ученых и исследователей. Теперь ни им, ни нам, простым смертным, не нужно специальное разрешение, регистрация и «волшебное слово» password. Объявляя нововведение - оно называется Open Access - директор Мет Томас Кэмбелл вспомнил, как 20 лет назад, приехав из родного Лондона в качестве историка-исследователя поработать в Мет, с великим трудом и не всегда успешно добивался доступа к нужным ему материалам. Ныне, потратив миллионы долларов и тысячи человеко-часов, он эту проблему преодолел.

В мире еще несколько музеев (в том числе МоМА) работают в этом направлении, но Мет - самый большой. К шести с лишним миллионам людей, посещающих его каждый год, Open Access добавляет миллиарды тех, кто до Мет, может быть, никогда в жизни не доберется. Чтобы публике было легче это сделать, музей работал с партнерами Creative Commons, Wikimedia, Artstor, Digital Public Library of America (DPLA), Art Resource, Pinterest. С их платформ коллекция Мет тоже доступна.

***

Изучение дигитальных образов не заменит (по крайней мере пока) посещения музея, где экспонат находится в определенном контексте, и это, как и неповторимая аура реальных объектов в реальных стенах и в меняющейся ситуации реального пространства, является существенной частью восприятия и понимания искусства. Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке предлагает сейчас именно такой опыт.

Здесь открылась выставка «Visionaries: Creating a Modern Guggenheim». По случаю 80-летия Фонда Гуггенхайма музей решил показать сокровища своей коллекции, порой - из-за недостатка места - подолгу скрытые от взоров публики, причем в контексте своей собственной истории, в свою очередь красноречиво связанной с историей 20 века.

История эта началась в 1920-е годы, когда Айрин Ротшильд-Гуггенхайм заказала родившейся и воспитанной в Германии художнице Хилле Рибэй написать портрет своего мужа Соломона. Один из крупнейших промышленников Америки, Соломон Гуггенхайм собирал картины старых мастеров и американские пейзажи. Разговоры с Рибэй, страстной и хорошо информированной поклонницей модернизма, изменили направление его собрания. С 1929 года в нем появляются картины Кандинского, Брака, Пикассо, Леже, и коллекционер начинает выставлять свои приобретения для всеобщего обозрения - в огромной квартире, которую супруги занимали в Плаза-отеле.

В 1937 году создается Фонд Гуггенхайма. Цель: расширение коллекции, поощрение нового искусства и создание музея. Хилла Рибэй становится директором Фонда. Именно ей принадлежит идея заказать здание Франку Ллойду Райту (это случится в 1942-м): новое беспредметное искусство должно размещаться в новаторском здании, идея которого - все та же духовная устремленность и чистота, что двигала Кандинским и Малевичем. Ни Райт, ни Гуггенхайм, увы, не доживут до реализации проекта: белая спираль музея откроется для публики только в 1959 году.

Между тем коллекция пополнялась. Пегги Гуггенхайм, племянница Соломона, дочь его младшего брата, погибшего на «Титанике», не только заразилась любовью к современному искусству, но и пристрастилась к нему, по ее собственному признанию, как к наркотику. Она сделала правилом покупать по картине в день и тем самым помогла популяризации и просто выживанию многих американских абстрактных экспрессионистов, а также европейских экспрессионистов и сюрреалистов. Переехав в приобретенное после войны палаццо в Венеции, она свое собрание забрала с собой, но согласно ее завещанию, и оно, и само здание ныне - часть большого Фонда Гуггенхайма. 22 картины - Магритта, Макса Эрнста, Ива Танги и других специально прибыли для нынешней выставки из Венеции.

Два крупных немецких галериста, оба - беженцы из нацистской Германии, тоже в разные годы передали свои собрания музею, расширив тем самым его хронологию и географию. Коллекция Джастина Таннхаузера, завещанная музею в 1963 г., которая постоянно представлена, хотя и не целиком, в одном из боковых залов музея, добавила музею работы импрессионистов и постимпрессионистов - от Писарро, Сезанна, Ренуара до Ван-Гога. Карл Нирендорф открыл свою галерею в Нью-Йорке в конце 30-х, выставляя и продавая работы своего любимого Пауля Клее, а также Кандинского, Франца Марка и других. Фонд Гуггенхайма был важным покупателем. После войны Нирендорф поехал в Европу - за новыми приобретениями. После его внезапной кончины вскоре после возвращения в Нью-Йорк, Фонд приобрел практически все его имущество - в том числе около 120 работ Клее.  

Наконец, солидным дополнением стали завещанные музею коллекции Хиллы Рибэй, а также американской художницы Катрин Дрейер, еще в 20-е годы, до МоМА, основавшей первый американский музей современного искусства.

Вокруг этих имен и их коллекций и организована нынешняя выставка: 170 картин, скульптур, рисунков. Некоторые - хрестоматийны, как полотна Кандинского, с которых выставка и начинается, или «Гладильщица» Пикассо, или «Алхимия» Джексона Поллока, которой выставка заканчивается. Вы найдете здесь картины Шагала и Модильяни, Боннара и Руссо, Леже и Мондриана. Будут и открытия: «отсек» Наума Габо с его элегантными скульптурами и картиной, или мобили Александра Колдера, кажущиеся как-то особенно оригинальными в этом пространстве.

***

Еще одну годовщину отметили в Нью-Йорке выставкой, правда, куда более скромной: 180 лет назад был убит на дуэли Александр Сергеевич Пушкин. Почти два десятка художников - русских американцев разных поколений эмиграции - откликнулись на призыв общества «Северный Крест» и его главы Юрия Сандулова, давно и планомерно собирающего историю русской Америки. Художница Елена Сарни стала куратором. Дело поддержал Российский культурный центр в Вашингтоне. А манхэттенская галерея Ditra  (226 Ист 83 стрит), принадлежащая болгарскому художнику Георгию Димову, предоставила помещение. 11 февраля выставка открылась, и вы еще успеете ее посмотреть.

Двумя днями раньше несколько работ, представленных на выставке, можно было увидеть в помещении Генконсульства Болгарии в Нью-Йорке, где памяти Пушкина посвятили вечер (совместно с Пушкинским обществом Нью-Йорка). Для болгар, если судить по этому вечеру, Пушкин, как для русских, - «наше все».

Увы, галерея Ditra невелика, и не все, отобранное на выставку, в ней поместилось. Но спасибо и за это: выставляться художникам нынче негде, последнее прибежище русского изобразительного искусства в Нью-Йорке, галерея Mimi Ferzt, не выдержав манхэттенских цен на аренду, закрылась. Правда, аукционный дом Шапиро начал помогать, организовав только что выставку 44 работ Михаила Туровского, но это - капля в море.

А тут - Пушкин в центре Манхэттена! В разных техниках и стилях: от изысканных рисунков Елены Сарни (эдакое нежное рококо на особой японской бумаге с «влитыми» в нее лепестками) до загадочного символизма Михаила Александрова, от юмористической интерпретации феномена Пушкина, предложенной Валерием Ершовым,  до живописных фантазий Георгия Гуревича на темы «Золотого петушка» и «Сказки о рыбаке и рыбке», от гравюр Евгения Тоневицкого до открыток Вероники Гашуровой. Две отличные работы дал для выставки Фонд Колодзей: «Пушкин-200» - экспрессивный портрет кисти Елены Каллистовой, и «Пиковая дама» - похожая на пожелтевшую страницу старого альбома композиция безвременно скончавшейся Марины Герцовской. Выставка называется «Вокруг Пушкина». Скромная по масштабу, она - свидетельство того, что наш  диалог с Пушкиным и русской культурой продолжается.  




Партнеры