Как детям из семей иммигрантов преодолевать сложности адаптации

«Зачем вы меня сюда привезли»?

9 февраля 2017 в 20:12, просмотров: 751

Вопросом, который я вынес в заголовок этой статьи, огорошила маму 12-летняя Света, когда семья переехала с Кутузовского проспекта в Москве в Шипсхедбей в Бруклине.

Как детям из семей иммигрантов преодолевать сложности адаптации

У Светы прежде были школьные друзья, увлечения. В Бруклине она никого не знала. Все казалось чужим. В новой школе отношения с одноклассниками поначалу не складывались. Света понимала английский, хотя запас слов был небольшой, и ее акцент сразу обнаруживал тот факт, что она родилась в другой стране. Но это бы еще ничего: ведь больше половины класса были такие же, как она, говорящие с разными акцентами иммигрантские дети - из Китая, из Афганистана, из Индии. Проблема заключалась в том, что все эти ребятишки воспитывались в разных традициях, в разных культурах, и привыкнуть к особенностям их поведения и наладить дружеские контакты было нелегко.

Неудивительно, что Света чувствовала себя неуютно, замыкалась в себе, нервничала, плакала, и в конце концов, однажды, когда разговор с матерью зашел о школьных делах, неожиданно вспылила и бросила ей в лицо этот упрек: «Зачем вы меня сюда привезли?».

Маму эти слова обожгли незаслуженной обидой. Не слишком посвящая дочь в мотивы переезда, они с мужем все же считали, что делают это для ее же блага, во имя ее лучшего будущего. И вот теперь такая неблагодарность. Однако обижаться не следовало. Подобные конфликты возникают с разной степенью остроты чуть ли не в каждой иммигрантской семье.

Как на это реагировать? Никак. Во всяком случае сохранять спокойствие. «Нужно просто собраться с силами и сказать себе: «Один год мы должны перетерпеть и перегрустить. Дать себе и своим детям полное право печалиться о потерянном (друзьях, родственниках, любимом доме), - советует живущая в Лондоне психолог Юлия Морозова. - Важно не забывать, что для ребенка переезд - своеобразная школа жизни, очень важная. Дети, столкнувшиеся с опытом изменения социальной среды и сумевшие к ней приспособиться, обладают потрясающей выживаемостью. Они умеют искать в жизни компромиссы, легче адаптируются в социуме, быстрее находят контакт с другими людьми».

«Плавильный котел» или «миска с салатом»

Да, если на первых порах дорогу в новой жизни для сыновей и дочерей прокладывают мамы и папы, то потом, очень скоро, роли могут измениться. Благодаря более быстрой адаптации подрастающие дети в некоторых семьях становятся лидерами, быстрее осваивают язык и обычаи и смотрят на своих «предков», как на отсталых носителей далекой культуры, которую они готовы предать забвению. И возникает еще один барьер, разделяющий поколения.

Елизавета Л., бабушка 8-летнего Мити, которого она отводит в школу, рассказала мне, что внук умоляет ее не разговаривать с ним в присутствии его приятелей по-русски. Почему? Он стесняется своего происхождения. Можно считать это нелепостью, но никуда не денешься: перед нами один из парадоксов вживания в новую среду. А впрочем, может быть, это вовсе и не парадокс. В иммигрантских общинах в сегодняшней Америке сталкиваются две тенденции. Одна, более традиционная, - это так называемый «плавильный котел», то есть ассимиляция, когда иностранцы, откуда бы ни приехали, стремятся стать стопроцентными американцами и в языке, и в культурных запросах, и в манере себя вести. Другая тенденция, более новая, - мультикультураризм, или, как об этом образно говорят, «миска с салатом». Эта идеология предполагает, что иммигранты врастают в американскую жизнь лишь частично, в значительной степени сохраняя свою привезенную культуру, язык, обычаи, традиции. В очень многих семьях оказывается, что детей привлекает «котел», а родителям комфортнее оставаться в «миске». И это порождает множество конфликтов. Адаптация затрагивает разные стороны жизни - язык, социальное поведение, моральные ценности, предпочтения в еде, отношение к своему этносу. На работе и в школе сильнее действует притяжение всего американского. Дома и в своей общине больше дает о себе знать наследие того, что привезено с собой в эмиграцию. Возникает разнобой или даже столкновение разных миров. Дети переживают это особенно остро. В школе они подчиняются требованиям американской культуры,  в семье сильнее напоминает о себе культура национальная. И они не идут к родителям со своими тревогами, так как инстинктивно чувствуют, что те не сильны в тонкостях жизни в Америке и, стало быть, не могут в трудную минуту дать им дельный совет.

Кому нужен этот русский язык?      

Что касается лингвистических проблем, то дети русскоязычных родителей в Америке оказываются в очень специфической ситуации. Детский сад, школа, друзья, окружение - все толкает их к тому, чтобы они говорили на английском. Бывает, ребенок ходил в русский садик и у него были русские няни, а все равно в какой-то момент он начинает отдавать предпочтение английскому. Но разве не обидно потерять «великий, могучий, правдивый, свободный» и перекрыть себе дорогу к значительным культурным ценностям? Можно ли что-нибудь предпринять, чтобы этого не произошло? Как предотвратить то, что во многих семьях расценивают как «лингвистическую катастрофу»?

Наверное, если любого русскоязычного человека в Америке спросить: «Хотите ли вы, чтобы ваши дети говорили не только по-английски, но и по-русски»?, то ответ будет наверняка: «Да, конечно, хочу. Это было бы замечательно»! Но при этом взрослые, как правило, ничего для этого не делают. Естественно, если у родителей есть желание, чтобы ребенок имел такое же знание русского языка, как и английского, нужно предпринять дополнительные усилия и учить читать и писать. Либо самим, либо брать учителя.

Но иногда дети иммигрантов сознательно не хотят иметь ничего общего со страной, из которой приехали их родители, и это сказывается на их отношение к языку. Особенно когда родители испытали  в Штатах определенные сложности в адаптации, в том числе с английским языком. Часто детям в таких семьях выпадает роль переводчика. И ребята рассуждают так: вот мы приехали сюда, нам важнее всего овладеть английским, а остальное не нужно. И все-таки стоит постараться их переубедить, по крайней мере, пока они маленькие. Как?

Читать лучшие книжки авторов-классиков: Маршак, Чуковский, Барто, Сутеев, Заходер, Хармс. Смотреть вместе кино. Большую пользу могут представить мульфильмы, и не обязательно русские, в равной степени диснеевские, переведенные на русский язык Дети начинают, может быть, неосознанно и иногда нескладно, пользоваться цитатами из того, что они смотрят, и это хорошо. Ребенок стремится смотреть то, что  доставляет ему удовольствие, неважно на каком языке. И этим можно воспользоваться для изучения русского. Процесс требует самодисциплины от родителей, не такой уж суровой, но все-таки дисциплины. И некоторого постоянного контроля над собой. И совершенно очевидно, что утратить русский в семье, причем совершенно незаметно, гораздо легче, чем заново приобрести потом.

Вместе в разделяющем мире

Само собой ничего не получится ни с языком, ни с культурой, ни с манерами.  Каким бы плотным ни было ваше расписание, найдите возможность выкроить время для общения с детьми, совместного чтения, походов в театры и музеи. Это, конечно,  легче сказать, чем сделать, но если не сделать, то ребенок, вполне вероятно, ускользнет от вас в свой собственный мир, куда вам не будет доступа.

Найдите точки соприкосновения, общие интересы, занятия, которые позволят чему-то научить ребенка и в то же время будут интересными и для вас самих.      

Приходилось ли вам встречать семьи, в которых чуть ли не все одержимы одной и той же страстью? Ну вот, скажем, европейский футбол-соккер. Отец в свободное время приходит на спортплощадку, гоняет мяч с друзьями. Крошка-сын пока смотрит со скамейки. А когда подрастет, сам начинает играть со сверстниками. Мать мало-помалу начинает разделять их увлечение. И вот подходит время Чемпионата мира или Европы - и вся семья объединяется у телеэкрана. Все бурно переживают, шумят, обмениваются репликами. Или это может быть не европейский футбол, а американский, неважно. Или не футбол, а баскетбол. Или бейсбол. Пример с соккером приведен для того, чтобы показать, как появляется общая семейная страсть. И еще - чтобы подчеркнуть: ребенок не родился футбольным болельщиком. Он стал им, глядя на своих родителей. Но со временем эта игра стала нормальной частью его жизни.

Объединяющая членов семьи страсть может быть направлена на что угодно. Ходите вместе в спортзал. Играйте в теннис. Отправьтесь в пеший поход. Катайтесь с ними на велосипедах. Играйте в фрисби в парке. Плавайте в бассейне. Слава богу, вокруг масса возможностей. У ваших дочерей и сыновей выработается интерес и привычка к физической активности. А кроме того, в памяти останется радость общения с родителями. Больше совместных увлечений - меньше внутренних барьеров, разделяющих поколения.

Помогите детям найти свое место в делах общины. Каким образом? Через участие в спортивных мероприятиях или в других видах социальной активности. Через посещения синагоги или церкви.

Выберите какие-то вечера, когда вся семья собирается вместе. На таких общесемейных встречах можно вместе заняться настольными играми, поиграть в баскетбол, устраивать экскурсии и прогулки, делать вместе какие-то поделки. Или просто устроить ужин, включив в меню блюда, популярные в той стране, откуда вы приехали.

Разрешите ребенку готовить еду вместе с взрослыми. Причем весь процесс должен быть включен - планирование меню, покупка в магазине ингредиентов, непосредственно готовка у плиты и подача на стол. Не только он сам будет есть лучше, но и получит удовольствие от того, что поручение по хозяйству превратилось в развлечение, разделямое наравне с взрослыми.

И конечно, напоминайте детям о культурных ценностях страны, в которой вы сами родились и, может быть, они тоже. Пусть прочитают Чехова, может быть, для начала по-английски, если в русском не очень сильны. Послушайте вместе с ними записи Чайковского, сходите на приехавший из Санкт-Петербурга балет. Посоветуйте выучить стихи Пушкина. Откройте им дверь в этот новый для них мир. Захотят ли они идти дальше, это другой вопрос. Но вы будете уверены, что сделали все, что могли. 




Партнеры