Наследники Бубы, уличные музыканты

“Не надо аплодисментов. Лучше деньгами!”

15 октября 2015 в 08:10, просмотров: 2266

Бродячие артисты, музыканты, танцоры, фокусники существовали всегда, еще с древних веков. Они развлекали публику, зарабатывая этим на пропитание. В Российской империи существовало множество бродячих театров и отдельных артистов: русских, еврейских, немецких, татарских, цыганских, которые, как кочевники, «скосив урожай» в одном населенном пункте, переезжали в другой. Кто не помнит Бубу Касторского: «Я - Буба Касторский, оригинальный куплетист...»?

Наследники Бубы, уличные музыканты
Бродячие артисты в Сан-Франциско

“Памятник” - это работа

Множество артистов, музыкантов вышли из среды этих, зачастую талантливых, бродяг. После войны в СССР уличные музыканты, «поэты» и «композиторы» переместились с улиц в поезда, зарабатывая на хлеб и водку. В основном это были инвалиды войны, едва освоившие музыкальный инструмент, будь то скрипка, трофейный аккордеон, мандолина или гармошка. Их иногда утрированно «жалостливые» песни выбивали у народа слезу. Им совали деньги, еду, махорку, кое-какую одежонку. Постепенно их «искусство» было полностью остановлено правительством страны, желавшим убрать «язвы войны» с улиц и из общественного транспорта.

И вот наступило относительное благополучие народов Европы, в том числе и СССР, затем России. Появились уличные музыканты на улицах больших и богатых городов, где люди ценят талант и не скупятся оценить полученное удовольствие. Музыканты освоили станции метро-сабвеев, места больших скоплений туристов, покупателей, которые не очень спешат, останавливаются и слушают их номера. Потом, правда, начинались локальные войны - на Кавказе и в Закавказье, в Приднестровье и в Украине. И снова на улицах видишь инвалидов с баянами, гитарами и без. Это там. А здесь?

Был я несколько раз в Гонолулу, где всегда множество туристов. В вечерние часы на главной улице вдоль океана можно увидеть и скрипачей, и жонглеров, и особенно много «памятников» - людей, изображающих или памятник, или медведя в соответствующей шкуре, или клоуна в маске. И лишь получив деньги от зрителя, эти «памятники» включаются в жизнь и демонстрируют какое-либо занимательное действие.

Однажды я долго стоял возле высокого профессионального чернокожего жонглера из Нью-Йорка, который, жонглируя несколькими светящимися шарами (это было вечером), мгновенно собрал полную коробку долларов. Поработав полчаса, он ушел, весь мокрый от пота. На следующий день, видя, что он устал, я попросил у него разрешения пожонглировать его шарами, хотя я привык это делать теннисными мячиками. Он охотно мне разрешил. Его светящиеся шары оказались довольно тяжелыми. Мне удалось продержаться секунд 15 и не уронить ничего, чему я был несказанно рад, но на такую авантюру я больше не отваживался никогда.

Там же я встретил юную скрипачку, игравшую классику. Рядом стоял ее отец с картонкой, на которой было написано «Собираем деньги на обучение в Джульярдской школе музыки в Нью-Йорке». Вошла уже в легенду надпись на картонке одного уличного музыканта: «Не надо аплодисментов. Лучше деньгами».

Однажды мои друзья сказали мне, что в Сан-Франциско, на платформах станций местной железной дороги играет на концертном баяне слепой музыкант из Москвы, закончивший Институт Гнесиных. Оказалось, что это Юра С., мой земляк из Одессы, которого я знал еще мальчиком, учеником музыкальной школы. Повидаться с ним мне не удалось, потому что Сан-Франциско не оправдал его ожиданий в плане заработка и он улетел в Германию.

Не скупитесь, не обеднеете!

В Израиле я встречал русскоязычных музыкантов на улицах, чаще всего, конечно, в местах, где бывают туристы. По виду их не отличишь от ивритоговорящих уличных музыкантов, но услышав в исполнении на флейте «Романс» Свиридова, я сразу обратился к музыканту на русском языке. Конечно, не ошибся.

Сегодня в Америке среди уличных музыкантов много прекрасных профессионалов и непрофессионалов. В Сан-Франциско, очень музыкальном городе, они играют, поют везде: на улицах даунтауна, на площадях, на Рыбацкой пристани, самом привлекательном месте города, на воскресных фруктовых базарах, которые есть в каждом районе. Я часто их посещаю и слушаю уличных музыкантов. На базаре возле Сити-холла как-то слушал пожилого виолончелиста. Низкие звуки его виолончели были слышны издалека. Часто появляются гитаристы-китайцы со своим национальным инструментом, похожим на маленькую виолончель, но с острым, пронзительным звуком, которому не нужно никакое усиление.

Однажды слушал выступление негритянского квартета, очевидно, из пресвитерианской церкви, специализирующегося на церковной музыке. Изумительно слаженно, без аккомпанемента, пели народные песни и немного западной вокальной классики. Имели большой успех. В другое мое посещение этого места мне понравилось выступление группы «латинос», которые пели на испанском, португальском и английском, очевидно, студенты. Каждый из участников владел как минимум двумя инструментами. Гитара, труба, саксофон, скрипка, клавишные. Что интересно, на трубе играли две девочки, они же и пели, беря в руки гитары.

Мне посчастливилось побывать в канадском городе Эдмонтоне на ежегодном фестивале уличных музыкантов, групп, исполняющих народную музыку.Там были представители Канады, США, Латинской Америки, Африки. Был и русский ансамбль «Лимпопо» из Лос-Анджелеса. Пели русские, украинские и американские песни.

Что мне понравилось: перед выступлением народного ансамбля из какого-то канадского города руководитель произнес маленькую речь:

“Уважаемые зрители! Когда вы идете в театр, или в оперу, или на концерт, вы покупаете билет. Платите десятки долларов за полученное удовольствие. Я уверен, что мы доставим вам удовольствие. Так не скупитесь! Что для вас 5-10 долларов? Не обеднеете, а мы постараемся для вас”. После такой речи стыдно было уйти, не заплатив какие-то деньги.

Музыкальная собака

Сегодня - воскресенье, начало октября, замечательный, теплый день. Я решил проехаться на велосипеде, завернул на фруктовый рынок прямо на улице Клемент, раскинувшийся на четырех блоках этой улицы Сан-Франциско.

Остановился возле группы музыкантов из семи человек, расположившихся прямо посреди рынка со своими инструментами. Саксофон, банджо, он же клавишник, губная гармоника, бас-гитара и три солиста-певца с гитарами. Прекрасное усиление, не слишком резкое, а скорее очень мягкое звучание в основном народных песен. Так называемый городской фольклор с прекрасными простыми мелодиями.Тексты песен я понимал плохо, некоторые вообще не мог понять. Сказалось недостаточное знание народного языка. Кроме того, в таких песнях большой элемент местного сленга, непонятного даже профессиональным переводчикам. Правда, одну песню с прекрасной мелодией я понял полностью. Песня о молодом «дальнобойщике», который уже семь дней в пути и скучает по жене.

Рядом со мной остановился слепой мужчина с собакой. Он сразу начал петь припев песни. На куплете замолкал, очевидно, не знал слов, а припев снова пел, причем очень хорошо. Его собака стала подвывать, что привлекло внимание народа. Резко увеличилось количество долларов, бросаемых в футляр от гитары. К слепому подошла девушка, очевидно дочь, и увела его. Один из музыкантов успел крикнуть:

“Приходи еще!”

Интересно, что многие взрослые люди, не говоря уже о маленьких детях, которых было много, не стесняются танцевать под музыку, у всех на виду, причем, в отличие от России и Украины, где я прожил по 28 лет, абсолютно трезвые. Просто их подогревает, вероятно, ощущение покоя и счастья.

Такое вот выдалось воскресенье. Любите музыку и музыкантов, дорогие друзья!




Партнеры