Русские капиталы приземляются в Манхэттене

Адвокат Марлен Кружков как сталкер Уолл-стрит для иностранных пришельцев

22.10.2014 в 18:40, просмотров: 3113

С клиентами из бывшего Советского Союза, стремящимися надежно пристроить свои денежки, работает нью-йоркский адвокат Марлен Кружков. Его юридическая фирма Gusrae Kaplan Nusbaum, где он партнер, находится непосредственно на Уолл-стрит, как говорится, не отходя от кассы. 

Русские капиталы  приземляются в Манхэттене

Марлена можно сравнить со сталкером-проводником из знаменитого фильма Тарковского, который ведет гостей по чреватой разными опасностями территории.

Родился Марлен Кружков в Одессе. В 1979 году, шестилетним мальчиком, его привезли в Нью-Йорк родители-евреи. Из своего детства он хорошо запомнил, пожалуй, только одесский dvor. Поселились они в Бруклине в доме на углу Авеню Z и Вест-Третьей.

Марлен закончил юридическую школу университета Нортвестерн в Чикаго. Работал в крупной юридической фирме, затем открыл собственную контору на Уолл-стрит, стал партнером в крупной фирме, но, как он признается, ему там не понравилось. «Трудно иметь 122 партнера, - говорит Марлен, - другое дело сейчас, в нашей бутик-компании всего пять партнеров и 25 адвокатов».

Мы беседовали за чашкой кофе в одном из кафе на Хановер-сквер. Каждые десять минут у моего собеседника громко звонил смартфон, он извинялся и темпераментно решал какие-то вопросы.

- Марлен, вы согласны с утверждением, что чем хуже дела у бизнеса в России, тем лучше для американской экономики?

- Я бы сформулировал по-другому: проблемы России могут помочь экономике Америки. Помочь в очень небольшой степени, конечно, - значение России не надо переоценивать. Объемы торговли США с Китаем и европейскими странами несравнимо выше, чем с Россией. Но в целом диалектика легко просчитывается: русские капиталы ищут тихой и выгодной гавани подальше от беспокойной и непрогнозируемой России. Что касается западного бизнеса, то, сворачивая отношения с Россией, он ищет, куда инвестировать высвободившиеся средства, и, конечно, не может обойти вниманием американский рынок.

- О каких суммах идет речь?

- Реальный русский рынок для Запада – примерно 50 млрд долларов. Для Америки это пустяк, семечки. Но ударная волна санкций может повлечь за собой очень серьезные экономические и финансовые последствия. Вот ExxonMobil останавливает проект совместного с Россией освоения нефтегазовых месторождений арктического шельфа.

С одной стороны, для экономики США это плохо, поскольку негативно повлияет на капитализацию одной из крупнейших корпораций: кроме того, большое число специалистов и рабочих потеряют работу. С другой стороны, в Америку устремятся высвободившиеся американские и российские капиталы.

Почему сюда? Здесь стабильный, прозрачный, уважающий закон инвестиционный климат. И, конечно, солидный кусок этих вложений приземлится здесь, в Нью-Йорке. И, конечно, это плюс для американской экономики, пусть и не в форме торговли, а в форме инвестиций.

- Допустим. Но ведь в России идет серьезная атака на тех россиян, которые держат свои капиталы на Западе, кто имеет здесь недвижимость. Америка, в свою очередь, наказала санкциями группу влиятельных российских государственных деятелей, бизнесменов и компаний. А вы говорите про приток инвестиций...

- Не вижу никакого противоречия. Допустим, пятьдесят, ну пусть сто российских бизнесменов и фирм попали под санкции. А остальные? Знаю, что многие из них ищут пути, как спасти свои капиталы в смутное время. Кстати, и для тех, кто включен в санкционные списки, есть разные способы обойти запреты.

Наша фирма, скажу сразу, такие дела не ведет – мы слишком дорожим безупречностью нашей международной репутации, но, уверен, находятся те, кого это волнует в гораздо меньшей степени.

- Много писали о рекордной многомиллионной покупке олигархом Рыболовлевым пентхауса в Манхэттене. Знаковое было событие. Продолжается ли русский бум на рынке недвижимости в Нью-Йорке?

- Недавно один из наших клиентов купил сразу три здания в Манхэттене. Русский парень. Стоимость зданий – от 30 до 40 млн долларов каждое. Это очень характерно. Русские - люди неглупые и осторожные. Они распределяют риски, не кладут все яйца в одну корзину. Еще один человек присматривается к девелоперскому проекту в районе Юнион-Сквер стоимостью 28 млн долл.

Другой наш клиент из России купил сеть магазинов 7-Eleven, разбросанных по всей территории США. Несколько десятков точек – и франчайзы, и недвижимость. После чего магазины, к которым примыкает автозаправка, клиент оставил себе, а остальные продал. Довольно мудрое решение. Другие русские клиенты купили двадцать закусочных McDonald’s.

- Почему недвижимость остается самой привлекательной сферой инвестирования?

- Ты можешь подойти, пощупать стены, заглянуть в окна, подняться на лифте. Материальная вещь. Купил компанию? Кто знает, что про нее правда, а что нет? Может, она лопнет как мыльный пузырь? Может, она сильно переоценена? Real estate, как явствует из самого этого термина, есть нечто очень реальное. Далее. Большинство не ищут самую большую прибыль, большинство ищут надежное и безопасное размещение капиталов. От здания в Манхэттене ты получишь прибыль не самую высокую.

Но есть большая вероятность, что через пять-десять лет стоимость здания вырастет. Ненамного, но вырастет. Один клиент мне сказал: «Марлен, у меня двадцать торговых центров в Москве. Зачем мне двадцать первый? Мне нужна надежная пристань, вот и все».

- Ваши клиенты какого возраста примерно? Из каких городов?

- В среднем от 30 до 50 лет. Большинство из Москвы, конечно. Есть ребята из Питера, из Татарстана, там много денег. Пара ребят из Владивостока, Украины, из разных точек русскоязычного мира. Помимо России мы много работаем с Китаем, Францией, Бразилией, Венесуэлой, странами северной Африки, ЮАР.

- Чем русские клиенты отличаются от других?

- Смотря с кем сравнивать. Если с китайцами, то русского клиента легче понять - что он хочет, что ему нужно. Китаец говорит одно, подразумевает другое. Ты пребываешь в ощущении, что ему нравится предложение, а потом вдруг оказывается, что нет, не нравится. С русскими легче работать.

Они быстро решают вопросы, быстро двигаются. Правда, не все понимают разницу между рынком здесь, в Америке, и там, в России или еще где. И еще одно свойство русских – они часто убеждены, что все-все в данном вопросе хорошо знают, а на поверку оказывается, что вовсе нет.

- Русских традиционно считают не очень обязательными в бизнес-отношениях. Тут они, похоже, следуют за своим президентом, который везде непременно опаздывает...

- Большинство из тех, с кем мы работаем, - серьезные и солидные люди. Я так вижу ситуацию: если клиенту что-то позарез нужно, он реагирует быстро, пунктуально, аккуратно отвечает на звонки и имейлы.

- Насколько, по вашему ощущению, русские заинтересованы в долгосрочном бизнесе с Америкой?

- Сложный вопрос. Вообще люди из незападного мира часто оказываются в щекотливой ситуации. Сама природа рынков стран и регионов нестабильна, и они ощущают эту волатильность лучше, чем кто-либо. Кто знает, что произойдет в их странах за предстоящие десять лет? Тут заложено фундаментальное отличие их менталитета от менталитета западного инвестора. Скажем, лично я вкладываю часть заработанного в пенсионные планы. Мне сорок лет, а эти деньги станут мне доступны после 65 лет.

Этого некоторые мои клиенты, которым я рассказываю о своих планах, понять не могут. Вместо того, чтобы положить живые денежки в карман, ты их замораживаешь минимум на двадцать пять лет?! Для них это непостижимо, безумно! И то верно: как можно планировать что-то на такую долгую дистанцию в России? Или в Украине? Мозг, здравый смысл подсказывает им целесообразность «долгих» инвестиций.

Но внутреннее чувство, основанное на опыте, толкает их к совсем другим решениям, когда деньги тратятся сейчас, сегодня, на худой конец, завтра. Вопрос не в интеллекте, все эти люди очень даже неглупы. Вопрос в перспективах, а они разные.

- Стимулируют ли нынешние американские законы приток зарубежных инвестиций?

- И да, и нет. Америка – страна иммигрантов, и по отношению к иностранцам мы видим традиционно высокую толерантность, и уж точно никакой враждебности. Во всем деловом мире боготворят оффшоры. Америка для очень многих инвесторов оказывается лучшим оффшором. Сюда легко вкладывать деньги. Щелчок пальца, и ты открыл и зарегистрировал компанию. В России процесс регистрации может занять три месяца, а то и дольше, и обойтись в десятки тысяч долларов. В Америке ты на это тратишь где-то час. И обходится регистрация долларов в 800. Когда говоришь это российскому клиенту, у него от удивления округляются глаза.

Есть, впрочем, и толика негатива. В Америке очень строгие законы, стоящие на пути отмывания денег. Оговорюсь, что мы в принципе не имеем дела с клиентами такого рода. Но в России и в других странах бывшего Советского Союза даже совершенно легитимные бизнесы зачастую не имеют детальной финансовой документации. Очень слабенькая бухгалтерия, всего несколько страничек.

В Америке все не так. Если у тебя стомиллионная компания, то твой годовой отчет имеет размер талмуда. Из России, из стомиллионной компании нам присылают три странички. Американскому банку, через который проходит данная сделка, этого явно недостаточно.

Отсюда проблемы, обиды, задержки на много месяцев, пока через медленную российскую бюрократию клиент сможет истребовать надлежащие бумаги. Заметны совсем новые тенденции. Из-за российско-украинского конфликта и соответствующих западных санкций ряд американских банков стали очень придирчиво относиться ко всем трансакциям и сделкам с участием русского бизнеса.

Мы готовим все бумаги, все идет без сучка и задоринки, а банк нам все равно отказывает - так сказать, на всякий случай. Я так понимаю их логику: они опасаются - а вдруг завтра эту компанию включат в санкционный список?

- В отношении налогов Америка, наверное, либеральней Европы...

- Вовсе нет, категорически нет. Дядя Сэм создал такую цепкую, грозную и всеохватную организацию, как налоговая служба, или IRS. Если ты налоговый резидент Америки, показывай в отчетах все заработанные тобой деньги - до последнего доллара. Пусть ты их заработал в России или Китае. Или на Луне. Это налоговиков не волнует совершенно. Они хотят все про тебя знать.

Ты можешь сколько угодно им говорить, что ты уже уплатил налоги на том берегу, для них это не аргумент, плати в IRS сколько положено по закону, а спорь с налоговиками в России или на Луне. Поэтому, кстати сказать, иностранные банки в разных странах неохотно имеют дело с американскими налоговыми резидентами. Ведь банки обязаны связываться с IRS, нанимать специального сотрудника. Именно из-за налоговых заморочек многие русские клиенты хотят получить в США легальный статус, но за вычетом налогового статуса. Тут есть свои ходы и подводные камни.

- Подытоживая разговор, скажите, как изменилась динамика интересов российских бизнесменов за последний год?

- Спрос на легализацию инвестиций в США вырос за последние пару лет примерно в 3 раза. Что касается легализации иммиграционного статуса, то вот типичная ситуация для успешного бизнесмена: многие сами не уезжают, ведь в России у них главные коммерческие интересы и возможности, а отправляют в США и страны Европы своих чад и домочадцев – жить и учиться. Так вот запросы этого типа выросли примерно в 10 раз! Вот и делайте выводы.