Торонто полюбил гениев

17 сентября 2014 в 09:42, просмотров: 989

Я навел справки: денег им точно не платят, а все привилегии – несколько бесплатных билетов на просмотры. Кстати, билеты довольно дорогие, от 18 до 40 канадских долларов (который примерно равен американскому). Сороковку просят за гала-просмотр, когда мировая премьера и на сцену выходят звезды фильма. 

Торонто полюбил гениев
Логотип фестиваля

Торонто – самый молодой из мировых фестивальных лидеров, но в последние годы он уверенно забил себе место в четверке главного фестивального синклита, наряду с Каннами, Берлином и Венецией. Но поскольку он единственный гигант на североамериканском континенте, то Голливуд и независимые американские студии быстро смекнули все удобства короткого авиаперелета, родного английского языка и комфортной для американцев инфраструктуры. Бог с ними, с венецианскими гондолами, берлинскими сосисками и каннскими пальмами, Торонто – идеальная фестивальная площадка для американского кинобизнеса.

Из трехсот фильмов, которые дюжина канадских отборщиков (штатных, заметьте) включает в ежегодную программу (неконкурсную, заметьте), больше половины премьеры – канадские, североамериканские, мировые. Все больше кинопроизводителей отдают свои детища на попечение TIFF (это фестивальная аббревиатура). Все прекрасно понимают, хотите успеха в США, хотите засветиться в оскаровской гонке, - дайте право первой ночи Торонто. В прошлом году TIFF щелкнул по носу Венецию, забрав мировую премьеру «12 лет рабства» Стива Маккуина, фильма, ставшего главным триумфатором «Оскара».

Сразу оговорюсь, в предлагаемом обзоре я не делюсь впечатлениями от авторского кино из разных стран, которое традиционно широко было представлено на TIFF. Лучшие его образцы обязательно попадут в артхаусную дистрибуцию Америки, тогда мы о них и поговорим – и о «Левиафане» Андрея Звягинцева, и о «Племени» Мирослава Слабошпицкого, и о «Майдане» Сергея Лозницы, и о фильме Роя Андерссона «Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни», и о других жемчужинах фестивальной программы.

Итак, какие же громкие прокатные новинки приготовил нам Торонто-2014?

Прекрасные умы

Торонто дает зрителю и критику редкий шанс продегустировать те фильмы, которые в октябре-декабре выйдут к широкому зрителю. А еще могут претендовать на «Золотые Глобусы» и «Оскары».

Посмотрев десяток потенциальных блокбастеров, я увидел сквозную тему года. И не потому, что я такой проницательный. Это было легко. Тема бросается в глаза. Тема это – жизнь гениев. Самых разных. В разных областях знаний, умений и искусств. Но гениев с Большой Буквы.

Британский гений Алан Тьюринг взломал казалось бы несокрушимую систему шифрования «Энигма», применявшуюся нацистами в годы Второй мировой войны. Драме этого суперматематика посвящен британский же фильм Мортена Тильдума «Игра в имитацию» (The Imitation Game). Никто не верит, что ему это удастся. Ни начальство, ни соратники Тьюринга по секретной шарашке, хотя там вовсе не дураков набрали.

Алан - тип сложный, импульсивный, шебутной. Таким его играет Бенедикт Камбербатч, явно упивающийся возможностью щегольнуть эксцентрическими красками. Кира Найтли играет его пассию, но, уж простите за спойлер, пассионарности в их отношениях минимум. По одной простой причине: наш гений женскими чарами не интересуется. За однополые увлечения Тьюринг пострадал, и заслуги перед короной не помогли. А вот для оскаровских перспектив преследование героя-гомосексуалиста большой плюс – академики народ сострадающий и политически сверхкорректный.

Другой гений сезона гораздо больше знаком массовой публике, чем Тьюринг. Кто же не знает британского физика и философа Стивена Хокинга! А 7 ноября, когда сага о его жизни под названием The Theory of Everything («Теория всего сущего», а в российском прокате он получил название «Вселенная Стивена Хокинга») выйдет на экраны США, мы узнаем о нем много нового. В частности, подробности его личной жизни. Британский режиссер Джеймс Марш уделяет отношениям Хокинга с Джейн Уайлд, с которой он состоял в браке четверть века, не меньше места, чем научным «эврикам» выдающегося астрофизика. Актеры Эдди Редмейн и Фелисити Джонс, играющие Хокинга и Уайлд, как и Камбербатч, расцениваются критиками как серьезные претенденты на актерские номинации.

Есть еще один нюанс. Хокинг – инвалид, он передвигается в коляске и говорит через компьютер роботизированным языком. Звучит несколько цинично, но это так: физические недостатки героя, наряду с «голубизной» (простите за этот ряд) повышают шансы на премии. И вообще, чем больше актер в конкретной роли делает себя неузнаваемым, тем больше восторгов вызывает он у просвещенной публики.

На звание самого эксцентричного гения торонтского экрана бесспорно претендует шахматист Бобби Фишер в исполнении Тоби Макгуайра. В психологической драме режиссера Эдварда Цвика “Жертвуя пешкой» (Pawn Sacrifice) мы увидим воочию, до каких безумств доходил этот природный гений, как тяжко было находиться рядом с ним, и как он радовал своими чудачествами прессу тех лет. В центре сюжета – матч за мировую корону Фишера с советским гроссмейстером Борисом Спасским, проходивший в Рейкьявике в 1972 году. Кстати, Спасского ничуть не хуже Макгуайра-Фишера играет Лив Шрайбер. Тот редкий случай, когда прощаешь сильный акцент, когда американский актер говорит по-русски. И хотя по чудачествам Спасский и уступает Фишеру, но тараканы у него в голове копошились тоже вполне заметно.

Во всех трех фильмах про гениев работал безошибочный манок. С первого же кадра гений нам в зал подмигивает, незаметно для окружающих. Мол, вы-то знаете, кто я такой, и что я могу горы своротить. А вот тупые и недалекие люди вокруг героя этого не знают. И сильно сомневаются в его способностях. А мы злорадствуем и ликуем, когда он, вопреки скепсису вокруг, добивается неслыханных успехов. На этом, кстати, строятся почти все байопики про жизнь замечательных людей. Кого-то предсказуемость и банальность раздражают, но большинство зрителей обожает эти гонки с заведомо известным результатом.

Добрые внутри

Нетрудно предсказать успех, по меньшей мере, еще трех гуманистических блокбастеров. Первый, «Святой Винсент» (St. Vincent) режиссера-дебютанта Теодора Мелфи водит хороводы вокруг замечательного актера Билла Мюррея. И правильно делает, Потому что даже просто наблюдать его – огромное удовольствие. Роль пьяницы, забулдыги и азартного игрока Винсента, жителя бруклинского района Шипсхедбей, - подлинный бенефис Мюррея.

Можно сколько угодно иронизировать над телевизионностью скетчей, характеров и диалогов, что делают некоторые высоколобые критики, как, например, мой добрый знакомый Дэвид д’Арси в «Скрин интернейшнл». Я же купился на всю эту клюкву безоглядно и с большим энтузиазмом. Потому что в ней есть точные приметы реальной жизни, и тут обмануть зрителя невозможно. Винсент заводит дружбу с соседским мальчуганом и поневоле становится его бэбиситтером, поскольку мама мальчугана в исполнении Мелиссы Маккарти вкалывает почти круглосуточно медсестрой в госпитале.

Подружку Винсента, русскую стриптизершу Даку (когда же Голливуд научится давать нашим людям правдоподобные имена?!) играет Наоми Уоттс. Она твердо усвоила, что главное в имидже русской девицы – пошлость и наглость, и на эти ноты Наоми давит со всей актерской силой, как и на толстый русский акцент, звучащий откровенной пародией.

Любимица зрителей Риз Уизерспун блеснула своим драматическим мастерством в роуд-муви канадского режиссера Жан-Марка Валле «Дикая» (Wild). Ее героиня битая-перебитая жизнью девица прошла, как говорится, огонь, воду, и медные трубы. Осталось ей пройти колоссальной протяженности тропу в горах Сьерра-Невада, что она и пытается сделать, нагрузив свою хрупкую девичью спину неподъемным громадным рюкзаком.

Девушка по имени Шерил Стрейд (фильм снят по ее мемуарной книге) идет, сбивая в кровь ноги и падая от усталости, палящего зноя, жажды и голода. А параллельно нам показывают флэшбеки из ее прежней суматошной, тяжкой и печальной жизни. И ты осознаешь, что мука экстремального туризма, на которую себя обрекла Шерил, ничто по сравнению с мытарствами, которые она прошла, живя в городе.

Блестящий актерский дуэт двух Робертов, Дауни-младшего и Дюволла, украшает многофигурную семейную драму «Судья» (The Judge). Первый играет сына, а второй – отца. Отношения между ними хуже некуда. Дауни, блестящий нью-йоркский адвокат, приезжает в маленький провинциальный городок на похороны матери и по воле прихотливой судьбы должен защищать отца, судью-ветерана, обвиненного в убийстве.

Режиссер Дэвид Добкин нагромождает сложную конструкцию второстепенных сюжетов и сюжетиков, под которой в результате оказывается погребена главная коллизия. Он как бы мечется между двумя жанрами – судебной драмой и семейной сварой, и в результате единственно живыми сценами, на мой вкус, оказываются те, где отец и сын общаются напрямую, один на один.

Не все дома

В Торонто всегда много лент, политически и социально заряженных. Как правило, они сделаны независимыми студиями. Поэтому вдвойне интересно, когда к огнедышащим темам обращается американский мейнстрим.

Главной удачей на этом фронте, по-моему, стал фильм «99 домов» (99 Homes) режиссера Рамина Бахрани, американца иранского происхождения. Он мне живо напомнил «Дом из песка и тумана» бывшего жителя Украины Вадима Перельмана. Тот же накал горечи и возмущения, те же страсти вокруг разбитой «американской мечты».

Молодой рабочий Деннис Нэш (превосходная роль Эндрю Гарфилда, недавнего «спайдермена») теряет свой дом, откуда его выселяют за неуплату моргиджа. Ему неожиданно протягивает соломинку спасения тот, кто его безжалостно выселял, энергичный и циничный брокер по риал-эстейту Рик Карвер (актер Майкл Шэннон). Нэшу деваться некуда, и он идет к тому в услужение, занимаясь самым неблагодарным делом на Земле – выселяя неплательщиков, выбрасывая их на улицу с чадами и скарбом.

Гроздья гнева зреют весь фильм, и когда наступит драматичная развязка, оба они, и Нэш, и Карвер, окажутся вновь по разные стороны социальных баррикад.

Помнится, пару лет назад Торонто дал старт победному шествию к мировому пьедесталу почета политическому триллеру Бена Аффлека «Арго». Я не думаю, что этот триумф повторит «Хорошее убийство» (Good Kill) Эндрю Никкола. Это кино скорее размышление, скорее вброшенный в поле и без того горячей дискуссии вопрос – этично ли убивать на расстоянии, с помощью дронов.

Герой картины, бывший пилот Том Иган (Итан Хоук), переживает кризис души и веры. Ему кажется, что убивать пусть и нехороших людей, то бишь мусульманских боевиков и их вдохновителей, из своего комфортного лас-вегасского далека как-то подло. А уж когда жертвами «видеоударов» становятся женщины и дети, то у него и некоторых его совестливых коллег становится совсем муторно на душе. Ответов фильм, понятно, не предлагает.

Еще один мощный зрительский фаворит, засветившийся в Торонто, скоро приедет в Нью-Йорк, на кинофестиваль в Линкольн-центре. Это «Охотник на лис» (Foxcatcher) Беннета Миллера с поразительным и неузнаваемым Стивом Кареллом в роли психопата-богача Дюпона, и Чэннингом Татумом и Марком Руффало в ролях братьев, олимпийских чемпионов по борьбе. О нем мы расскажем особо, он того заслуживает. 




Партнеры